Институт Философии
Российской Академии Наук




  Проспект проекта
Главная страница » » Сектор этики » Проекты » Моральная императивность: источники, природа, формы репрезентации » Проспект проекта

Проспект проекта

Научная проблема. Императивность является основополагающей характеристикой морали как системы ценностей, обеспечивающих сообразование частных интересов во имя блага индивидов и социума. Эта характеристика столь важна, что мораль нередко представляется именно как система принципов и правил. Особым проявлением такого понимания морали является долгое время доминировавшая в советско-российской философии концепция морали как разновидности «социальной/нормативной регуляции поведения». Возобладавшая в советской философии в 1970-80-е годы, такая концептуализация в целом позволила повысить теоретический уровень этических исследований по сравнению с довольно абстрактными истматовскими схемами. Наряду с ней, а то и внутри нее велась реконструкция кантовского понимания моральной императивности. С исчерпанием концепцией морали как способа социальной регуляции своего эвристического потенциала кантианство в вопросе об императивности морали, моральном долженствовании заняло столь прочные позиции, что проблематика императивности порой оказывается полностью сведенной к ее кантовской интерпретации (при невнимании к различным посткантианским продвижениям или даже незнании о них). Таково положение дел в современной российской философии.


Разработка проблемы императивности позволит: а) представить детальнее теоретическую картину морали, показать особенности ее функционирования, ее место в системе культуры, б) обеспечить более строгий теоретический фундамент для нормативно-этических и этико-прикладных исследований и разработок. 


Современное состояние исследований по данной проблеме, сновные направления исследований в мировой науке
. Современные дискуссии по проблематике императивности так или иначе референтны нововременным обсуждениям этого вопроса, вершиной которых можно считать практическую философию Канта, собственно, концептуализировавшего идею императивности. Особый импульс современному дискурсу моральной императивности задала цикл Тэннеровских лекций Кристины Коорсгард (1992) и их обсуждение выдающимися современными моральными философами – Геральдом Когеном, Раймондом Гессом, Томасом Нагелем, Бернардом Уильямсом, при участии Оноры О’Нил. Дискуссия была опубликована отдельной книгой в 1996 году. Корсгаард сформулировала так называемый «нормативный вопрос»: что оправдывает в наших глазах моральные требования/императивы? (В англоязычной литературе понятие императивности используется ограниченно; гораздо более распространенным является понятие «normativity»). Сама Корсгаард отвечает на этот вопрос вполне в кантовском, духе, однако дискуссия показала возможность других подходов к ответу на этот вопрос. Впоследствии дискуссия по лекциям Корсгаард была продолжена Джеромом Шнивиндом, Микаэлом Братманом, Мэтью Силверстайном, Миной Данда, Микаэлом Смитом и др. Корсгаард выступила в определенном теоретическом контексте, сложившемся в предшествующие десятилетия и традиционно классифицируемом как: деонтологизм (Сэмюэль Шеффлер), консеквенциализм (Шелли Каган), контрактарианизм (Джон Ролз), теории естественного закона (Джон Финнис), др., с вариациями. Необходимо дальнейшее уточнение (на принципиальном уровне) границ и методологических различий между этими типами для обоснованно дифференцированного анализа моральной императивности. Как отмечалось, предполагаемая реконцептуализация императивности как характеристики морали предстоит в наличном российском теоретическом контексте. На первый взгляд, проблематика императивности не вызывает здесь особенного теоретического интереса. В действительности, ситуация неоднозначна. Во-первых, в последнее время возобновился интерес к этой проблематике как таковой. На кафедре этики Петербургского университета, а также в Институте философии и права СО РАН уже ведутся сфокусированные на этой проблематике исследования. Во-вторых, важные вопросы, касающиеся императивности, затрагиваются и при общетеоретических рассмотрениях морали, в особенности при императивистском ее толковании: анализ сущности морали при таком подходе, по сути дела, оказывается анализом ее императивности. Наиболее заметным и значимым в силу оригинальности событием в этой области следует считать концепцию «негативной этики», предложенную в начале 2000-х годов А.А. Гусейновым. Развивая «негативную этику», А.А. Гусейнов в последнее время стал трактовать смысл морали в наложении абсолютного и действенного запрета на ложь и убийство. Таким образом, содержательно определенная императивность морали оказывается ее сущностным выражением. Так же и у А.В. Разина проблематика императивности вплетена в более общую проблему обоснования морали; последнее выступает для него такой теоретической процедурой, благодаря которой осуществляется доказательство необходимости исполнения нравственных требований. А.В. Разин таким образом по-своему отвечает на «нормативный вопрос» Корсгаард, определенно выводя нормативно-этическую задачу обоснования морали на метаэтический уровень. Теоретические опыты российских специалистов в области моральной философии, помимо того что они представляют интерес сами по себе, заслуживают осмысления и в контексте общих тенденций в мировом дискурсе императивности, неважно, совпадают они терминологически с высказанными там позициями или нет. 


Цель проекта –
целостный анализ феномена моральной императивности, ее природы, антропологических, социальных и культурных источников, когнитивных и психологических особенностей, функциональных характеристик, категориальных форм.

 

Основные исследовательские направления:

- феномен моральной императивности, его природа и специфика;

- субстанциональные и функциональные особенности моральных императивов (нормативная связь между императивами и ценностями; универсальность, абсолютность, ситуативность в моральной императивности, идеалистические и реалистические компоненты в моральной императивности, др.);

- генезис моральной императивности, разнообразие культурно-исторических и социокультурных форм моральной императивности;

- источники (силы) моральной императивности;

- моральные императивы в функционировании социальных систем;

- императивная модальность в логике морального мышления;

- проблематика императивности в различных подходах к обоснованию морали: (нео)кантианство, теории общественного договора, этика добродетели, др.;

- проблематика императивности в истории философии;

- проблематика императивности в современных философских дискуссиях.

 

Методология. В основе исследования лежит представление о морали как системе ценностей, обеспечивающих координацию (в перспективе к гармонизации) частных интересов во имя блага индивида и социума. Как своего рода социальный инструмент, с помощью которого решается задачи координации интересов, мораль отличается от права, политики, религии т.д., хотя со всеми из названных инструментов имеет не только точки пересечения, но и общие черты. В отличие от права в морали значима позитивная (императивно-побудительная) составляющая дисциплинирования; в отличие от политики – идеал-ориентирующая; в отличие от религии – практически-реалистическая. Мораль объективирована в ценностях невреждения, признания, солидарности и заботы, которые имеют императивную модальность, выражающуюся в требованиях: «не вреди», «признавай других», «помогай другим», «заботься о других». Наличие этих требований определяет необходимость другого вида ценностей – отражающих соответствие индивида им. Таковы добродетели как качества характера и ценность личного совершенства. Обладая добродетелями, индивид способен отвечать названным выше требованиям, а ориентируясь на ценность совершенства, стремиться исполнять их наилучшим образом. Ценности добродетели и совершенства выражаются в соответствующих требованиях – быть добродетельным, быть совершенным. Такова предполагаемая неимперативистская модель морали. В ней мораль не сводится к долженствованию, обязанность не полагается в качестве основы для определения добродетели. На базе этой модели будет проведено проектируемое исследование моральной императивности. 

Исследование носит комплексный характер. В центре проекта – разработка концепции моральной императивности по вынесенным в название проекта проблемно-тематическим блокам: источники, природа, формы репрезентации. В соотнесении с разработкой центральных тем проводятся частно-тематические исследования, в ходе которых вырабатываемые представления об источниках, природе, формах репрезентации моральной императивности апробируются, верифицируются, (фальсифицируются), уточняются, иллюстрируются на историко-мыслительном, предметно ином теоретическом, нормативно-этическом и этико-прикладном материале.