Институт Философии
Российской Академии Наук




  Теоретические основания и нормативное содержание современной этики добродетели
Главная страница » » Сектор этики » Проекты » Теоретические основания и нормативное содержание современной этики добродетели

Теоретические основания и нормативное содержание современной этики добродетели

О.В.Артемьева

Грант РГНФ, 2005-2006.

 

В результате исследования было выявлено своеобразие  современной этики добродетели как теории моральной практики на уровне индивидуальной и общественной жизни.

Это своеобразие выражено в  следующих теоретических положениях:

1. В отличие от кантианских и утилитаристских теорий, в которых главное значение придается принципам и правилам морального поведения, характеристикам правильного действия, этика добродетели сосредоточена на характере личности, на тех качествах человека, которые определяют его способность вести достойную жизнь.

2. Характер представляет собой совокупность определенных внутренних состояний, чувств, устойчивых качеств и склонностей, которые с необходимостью проявляются в поступках. Качественную определенность характеру задают добродетели. Добродетельный характер выражает такое состояние человека, при котором он в своих мыслях, устремлениях, поступках ориентирован на высшие ценности, и эта ориентированность упорядочивает и гармонизирует внутренний мир человека. Обладающий добродетельным характером человек в своих поступках, отношениях к другим людям, в своей жизни определенным образом мотивирован, он последователен и постоянен, каждый его поступок вписан в целостную историю его жизни и занимает в ней свое место.

3. В этике добродетели моральный субъект выступает не в качестве абстрактного атомизированного индивида, а в качестве социального, культурного, исторического существа, он реализует себя лишь во взаимодействии с другими людьми в различных социальных формах деятельности.

4. Добродетель понимается как качество характера, которое формируются в ходе участия человеках в культурно и социально значимых практиках и делает человека способным реализовывать внутренние блага-цели этих практик. Участвуя в практиках, человек развивает в себе как специфические личностные качества, необходимые для достижения внутренних целей-благ конкретных практик, так и коммуникативные качества, необходимые для взаимодействия с другими участниками практик.

5. Поскольку практик много, то и добродетели содержательно разнообразны и не сводимы друг к другу. Любая практика включает стандарты совершенства; правила; внутренние цели-блага. Так что добродетель не является произвольным качеством, ее объективность задается стандартами практики. Каждая добродетель рассматривается в качестве ценности самой по себе. Ее значимость принципиально не может быть определена на основании утилитаристских канонов. Ее также нельзя определить посредством понятий долга и т.д.

6. В связи с этим в этике добродетели именно обладание добродетельным характером является критерием правильности поступка и его поведения в целом: правильным, с моральной точки зрения, действие делает именно то, что его совершила бы добродетельная личность.

7. Добродетельный характер по определению включает способность к суждению, или способность принимать корректные решения в самых разнообразных, в том числе – в неопределенных ситуациях, когда применение принципов и правил невозможно, и способностью свободно и ответственно действовать в соответствии с этими решениями.

8. Этика добродетели не отрицает полностью значения моральных принципов и правил. Особенность моральных законов, принципов и правил в контексте этики добродетели состоит в том, что они формируются в ходе осуществления общественных практик и не являются внешними для них.

9. Представление об этике добродетели как о теории моральной практики подтвердилось в ходе анализа концепции добродетели новоевропейского морального философа Ричарда Прайса, сформулированной в его главном этическом произведении «Обозрение основных вопросов морали, в особенности тех, которые отражают происхождение наших идей добродетели, ее природу, отношение к Божеству, обязанность, содержание и санкции» (1758 г.). Этика Прайса является типично деонтологической, во многих своих положениях Прайс предвосхитил этику И.Канта. Вместе с тем, он выстроил такую концепцию добродетели, которая органично вписывается в аретическую морально-философскую традицию. В этом смысле учение Прайса оказывается совершенно особенным, его анализ позволяет выявить уникальную роль понятия добродетели в этике вообще, вне зависимости от того конкретного типа этической теории, в котором это понятие присутствует. На уровне построения понятия морали Прайс интерпретирует мораль как универсальный, абсолютный закон, единый и единственный для всех. Ключевыми понятиями здесь являются понятия правильного и неправильного, долга, обязанности и т.п.  Однако когда предметом исследования Прайса становятся формы и способы воплощения морали в реальности, он сосредотачивается на понятии добродетели в его специфическом значении. Добродетель в двух ее видах – идеальной и практической добродетели – и есть, по Прайсу, форма объективированной в реальности морали. Неопределенная и противоречивая реальность моральной практики оформляется и упорядочивается не посредством ее соотнесения с общими принципами и правилами, а в результате ответственных решений и поступков конкретных добродетельных субъектов с их опытом, восприимчивостью к конкретности и уникальности других людей, ситуаций, в которых приходится действовать, рассудительностью и устремленностью к благу.

 

Результаты проекта отображены в публикации:

* Практическая добродетель в этике Ричарда Прайса // Этическая мысль. Вып. 8 / Отв. ред. А.А.Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2008.

* У истоков современной этики добродетели // Этическая мысль. Вып. 6 / Отв. ред. А.А.Гусейнов. М.: ИФ РАН, 2005.