Институт Философии
Российской Академии Наук




  Отдел аксиологии и философской антропологии
Главная страница » Об Институте » Отчеты о научной деятельности » 2007 » Отдел аксиологии и философской антропологии

Отдел аксиологии и философской антропологии

Научный отчет за 2007 год

 

Сектор этики

Зав. сектором – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

В ходе реконструкции когнитивной структуры этики разработаны критерии демаркации познавательных и ценностных компонентов этики и показаны взаимосвязь и взаимодействие этих компонентов (Максимов Л.В. Когнитивный статус этики // Этическая мысль. Вып. 8).

В результате анализа трех основных подходов к обоснованию нравственного долга перед будущими поколениями установлено, что концепция интуитивно очевидных прав будущих поколений имеет значительные преимущества перед утилитаристскими и контракторными моделями решения этой проблемы (Прокофьев А.В.. Справедливое отношение к будущим поколениям (нормативные основания и практические стратегии) // Этическая мысль. Вып. 8).

 

Сектор эстетики

Зав. сектором – доктор филос. наук В.В. Бычков

 

Очередной этап исследований по теме «Эстетика в современном мире» (рук. В.В.Бычков, Н.Б.Маньковская) показал, что а) современное эстетическое сознание и художественная практика переживают грандиозный кризис переоценки и ломки традиционных ценностей и находятся в состоянии всеобъемлющего многомерного поиска; б) его диапазон распространяется от неометафизических концептов эстетического до отказа от самого понятия эстетического; от репродуцирования классики до ее полной аннигиляции и перевода арт-опыта в киберпространства; в) современная эстетическая мысль и философия искусства находятся в состоянии «броуновского движения» в поисках новой многомерной парадигмы исследования эстетической реальности и новейших состояний арт-практик; г) в художественной культуре активно развивается переходный процесс (пост-культура), имеющий глобализаторский характер и свои квази – и параэстетические характеристики, требующие особой методологии исследования; д) наиболее продуктивным методом при подходе к пост-культуре является многомерный полиморфизм (см.: Бычков В.В., Маньковская Н.Б., Иванов В.В. Триалог: Разговор первый об эстетике, современном искусстве и кризисе культуры. М.: ИФ РАН, 2007).

В процессе эстетического анализа новейших арт-практик (последних проектов Гринуэя, Барни) была выявлена достаточно определенная тенденция к сознательной переориентации и модификации выразительных средств традиционных визуальных искусств (живописи, кино, театра, музыки, дизайна) в направлении их возможной виртуализации на дигитальной основе с учетом новой ментальности, психологии восприятия и т.п. структур психики современного компьютерогенного постчеловека (См.: Бычков В.В., Маньковская Н.Б. Всторону посткино и далее. Диалог эстетиков о новейших тенденциях в арт-движении // Искусствознание. 2007. № 3–4. С. 512–532; Маньковская Н.Б., Бычков В.В. Виртуальность в пространствах современного искусства // Сб. научно-попул. ст. – победителей конкурса РФФИ 2006 г. Вып. 10. М., 2007. С. 374–380; Бычков В.В., Маньковская Н.Б. Виртуальная реальность // Культурология: Энцикл. Т. 1. М., 2007. С. 369–374; Маньковская Н. Virtual Reality in Moving Images: Psychology of Aesthetic Perception // Narration and Spectatorship in Moving Images. Cambr., 2007).

В проекте «История эстетики в свете современности» (рук. В.В.Бычков) опубликован ряд работ по исследованию русской эстетической мысли, в частности эстетики Серебряного века. Было выявлено, что: 1) эстетика этого периода формировалась по ряду направлений, главными среди которых стали русская религиозно ориентированная эстетика, символизм, авангард, эстетизм мирискусников, эзотерическая эстетика (см.: Бычков В.В. Эстетика Серебряного века: пролегомены к систематическому изучению // Вопр. философии. 2007. № 8. С. 47–57). 2) религиозная эстетика, символизм и некоторые личности авангарда образуют глобальное направление этой эстетики, которая наиболее точно может быть обозначена как теургическая эстетика. 3) для нее характерно: а) усмотрение родства и единства искусства и религии в культуре; б) осмысление глубинного художественного символизма как основы любого высокого искусства; в) осознание глобального кризиса искусства и культуры в целом; г) стремление к выходу из этого кризиса путем освобождения искусства от всего внехудожественного; повышение статуса художественно-эстетической сущности искусства; усмотрение цели искусства в оптимально возможном для художественных средств выражении метафизической реальности и возведения (анагогический характер) к ней реципиента; д) усмотрение эсхатологического смысла искусства в перерастании его в теургию – созидание художником самой жизни по эстетическим законам под водительством высших сил. 4) теургическая эстетика, активно разработав в духовно-анагогическом ключе многие традиционные категории и принципы эстетики, дает нам весомый аргумент в полемике с современной глобализаторской тенденцией на аннигиляцию эстетических ценностей в пользу (см.: Бычков В.В. Русская теургическая эстетика. М.: Ладомир, 2007. 743 с.). 5) анализ мировоззренческих и эстетических взглядов К.Леонтьева показывает, насколько сложно переплетены в творческой личности многие, часто диаметрально противоположные представления о сущностных универсалиях культуры (см.: Долгов К.М. Жизнь и мировоззрение Константина Леонтьева. 3-е, доп. и исправл. издание. М.: Раритет, 2007). 6) современный взгляд на философско-эстетическую концепцию Вл. Соловьева показал, что его идеи оказываются конгруэнтными некоторым идеям постмодернистской философии. В частности, понимание становящегося смысла Ж.Делёзом близко к концепции текущего (скрытого, открытого, осуществленного) смысла у Соловьева (см.: Кормин Н.А. Философская эстетика Владимира Соловьева. Ч. IV. Вл. Соловьев и Ж. Делёз: две логики смысла. М.: Изд. Дом Академия, 2007).

 

Сектор философии религии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.К. Шохин

 

I. Впервые в отечественной философии осуществлена специальная попытка установления предметности философии религии – через проведение демаркации между философии-в-религии и философии-о-религии – и рационально обоснована возможность идентификации ее только со второй, в результате чего оказалась возможной аргументированная дифференциация между философией религии, с одной стороны, и рациональной теологией и религиозной философией – с другой. Переосмыслена и схема периодизации реальной философии-о-религии, в результате чего выделяются эпохи, предшествовавшие ее начальному становлению в качестве самоосознающей и специализированной области философского дискурса (с дальнейшими «внутренними стадиями» от Цицерона до Юма) и начальное становление ее в качестве таковой. Проанализированы культурно-мировоззренческие посылки (развитие «прикладных» философских дисциплин в XVIII в. и дискуссии вокруг деизма) «официальной инаугурации» новой философской дисциплины, которая состоялась в 1772 г. в виде публикации «Философии религии» австрийского иезуита-апологета С. фон Шторхенау (Шохин В.К. Исторический генезис философии религии: проблема и ее наиболее вероятное решение // Философия религии: Альманах (2006–2007). Вып. 1. М., 2007. C. 15–88).

Впервые в отечественной науке сформулировано понятие первичной функциональной системы сакральной веры и сделана попытка систематизации всех разновидностей таких систем, рассмотрен их исторический морфогенез на примере магии. Показано, что в зависимости от типа сакральности, фигурирующего в магическом действии, различается несколько его видов, выстраивающихся в последовательность всё более утонченных практик (Балагушкин Е.Г. Архетипы сакрального сознания и деятельности // Ориентиры… Вып. 4. М., 2007. С. 36–51. 2,2 п.л.).

Впервые в отечественной историко-философской и религиоведческой науке на основе оригинальных латинских источников исследована философско-теологическая система римского христианского философа и теолога сер. IV в. Мария Викторина, оказавшего значительное влияние на последующую религиозно-философскую традицию и таких ее представителей, как Августин, Амвросий, Боэций, Кассиодор, Максим Исповедник, Алкуин, Эриугена, Николай Кузанский и др. Подробно изучена биография Мария Викторина, его учено-литературное творчество, источники его философско-теологического учения; реконструирована и подвергнута детальному анализу система христианского платонизма Мария Викторина; уточнен объем влияния, оказанного его учением на последующую философско-теологическую традицию (Фокин А.Р. Христианский платонизм Мария Викторина. М., 2007. 255 с.).

Проведено исследование важного элемента теологического знания – естественной теологии, ограниченное рамками классической греческой патристики (II–VIII вв.), выделены определения основных положений данного вида знания и его соотношения с другими источниками теологической рефлексии (Михайлов П.Б. Естественное богопознание в греческой патристике // Философия религии: Альманах (2006–2007). Вып. 1. С. 247–263).

Проанализированы некоторые существенные черты мистики, прежде всего религиозной, ее отношение к основным формам сознания. Показано, что пребывание в мистике есть не оцепенение сознания, а внутренне напряженная деятельность. Подвергается анализу мистическое содержание в явлениях любви, в актах свободы, творчества, нравственного совершенствования и преображения, восхождения к высшему духовному состоянию. Обсуждаемые вопросы рассматриваются на материале русской религиозной философии (В.С.Соловьев) и художественной литературы (Н.В.Гоголь) (Лазарева А.Н. Мистика и духовное преображение // Совр. гуманитар. исслед. М., 2007. № 1. С. 86–111).

 

Cектор аналитической антропологии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.А. Подорога

 

Основной фундаментальной темой исследований в 2007 г. была тема «Современные медиа: теория, история, практика». Тема является продолжающейся, поэтому на данный момент можно дать только промежуточные результаты. Основным их них является то, что был изучен статус события в рамках масс-медиа. Событие было выделено как особое понятие, определены его концептуальные границы и контуры, проведены различия с другими типами сходных масс-медийных явлений (в частности, прослежено отличие события от новости). Разработана так называемая схема события: определен «событийный» статус субъекта, проведено различие между субъектом как свидетелем и субъектом как наблюдателем. Выделены три типа события: конститутивное событие, событие-происшествие и событие-катастрофа.

Основные результаты содержатся в следующих работах:

Подорога В.А. Политика философии: новые вызовы // Десять докл., написанных к Междунар. конф. по философии, политике и эстет. теории «Создавая мыслящие миры», проведенной в рамках II-й Моск. биеналле совр. искусства. М., 2007. С. 42–65.

Рыклин М.К. Искусство в зоне турбулентности // Там же. С. 138–155.

 

Сектор истории антропологических учений

Зав. сектором – доктор филос. наук П.С. Гуревич

 

Проанализированы новые версии толкования человеческой природы. Отмечено различие между классическим пониманием данного феномена как онтологически стойкого, стабильного и наделенного конкретными признаками, и неоклассическими трактовками, внутри которых «человеческая природа» утрачивает оформленность. В новейших концепциях «трансгуманистов» человеческая природы оказывается эфемерным, транзитным, не стойким образованием. В предельном варианте вообще отсутствует как таковая. Возникает интенция «превозмочь человека». Показано, что постчеловек – это потомок человека, модифицированный до такой степени, что он уже не является человеком (Гуревич П.С. Новые версии человеческой природы: Докл. на конф. ИФ РАН, посвящ. памяти акад. И.Т.Фролова), ряд публикаций в научных реферируемых журналах «Личность, культура, общество» и «Знание, понимание, умение».

Социально-философскими средствами исследована гипотеза о психологическом сломе «потерянных» послевоенных поколений из-за инфантилизма психики вследствие акселерации (Клягин Н.В. Современная научная картина мира. М., 2007).

В теоретическом плане раскрыты горизонты современной философской антропологии. Показано, что в конце прошлого века произошло немало событий, которые радикально изменили не только саму антропологическую тему, но и отношение к ней. Парадоксальность новой ситуации состояла в том, что антропологическому буму в качестве контроверзы выступила идея «смерти человека». Многие философы этой ориентации подчеркивали, что стремление европейских мыслителей рассматривать онтологические и гносеологические проблемы через призму человека обернулось непозволительным искажением теоретического сознания. Попытка представить антропологическую тему как вездесущую и державную, отмечал, в частности, М.Фуко оказалась чреватой огромными просчетами. Отмечено, что этот концепт явил собой наиболее показательный пример перехода от философского и художественного модернизма к культуре постмодернистского типа. Постмодернистский дискурс, декларируя «смерть человека» объективно содействовал расширению спектра антропологической рефлексии. В пространство философской антропологии вошли новые сюжеты. Возникло, в частности, повышенное внимание к пестроте и обыденности человеческой жизни. Это относится к таким темам, как безумие и неразумие, история сексуальности, глубины бессознательного, фантазмы и языковые игры, жизненный мир и смыслоутрата (Гуревич П.С. Философская антропология. М., 2007).

Исследовалась проблема онтологической расколотости человеческого бытия. Расколотость человеческого бытия осмыслена через бинарные оппозиции бытия и небытия, целостного и раздробленного, телесного и духовного, имманентного и трансцендентного, индивидуального и социального, идентичного и безликого, творческого и разрушительного (Спектр философских учений. Вып. 2).

 

Центр изучения социокультурных изменений

Руководитель центра – член-корреспондент РАН, доктор филос. наук Н.И. Лапин

 

Завершен анализ данных 5-й волны (2002–2006 гг.) Всероссийского мониторинга «Ценности и интересы россиян», который осуществляет ЦИСИ ИФРАН с учетом результатов четырех предыдущих волн (1990–2002 гг.). Подтверждено усиление ряда позитивных тенденций социокультурной эволюции России после 2000 г.: снизилась доля бедных и выросла доля обеспеченных граждан, повысился социальный оптимизм населения. В структуре его базовых ценностей противоречиво совмещаются культурно различные типы ценностей: традиционные, общечеловеческие, современные.

Вместе с тем, выявлены тревожные симптомы и процессы. Закрепилась структура социального неравенства, определяемая тремя факторами: материальное положение, уровень образования, властные функции. Социальное неравенство ярко проявляются в обеспеченности жильем, в пользовании медицинскими и образовательными услугами. Эти факторы влекут за собой застойную бедность и низкие социальные шансы для легитимного перехода в более высокие социальные страты из нижних. Шансы на экономический успех и социальное восхождение не выравниваются, а наоборот – все более дифференцируются. Это снижает трудовую мотивацию, заинтересованность в инновациях. Неустойчивость социального настроения населения чревата опасностью перерастания в уличные протесты.

При поддержке РГНФ созданы первые социокультурные портреты регионов (субъектов РФ). С помощью Типовой методики, разработанной ЦИСИ ИФРАН, получены сопоставимые общероссийские и региональные данные. На их основе подготовлен социокультурный портрет успешно развивающегося региона (Юг Тюменской области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа) в общероссийском контексте. Сопоставительный анализ показал, что, при всех региональных особенностях, социокультурные параметры и процессы этого региона аналогичны общероссийским – как позитивным, так и тревожно-негативным. Это дополнительный аргумент в пользу того, что результаты всероссийского мониторинга являются жизненно конкретными.

На условиях добровольного обмена на общероссийскую базу данных (ЦИСИ), получены базы данных Пермского края, Тюменского региона (Юг Тюменской области, ХМАО, ЯНАО), Курской, Смоленской, Ульяновской областей. Это позволит создать социокультурные портреты этих регионов в общероссийском контексте, которые станут первой фазой создания Социокультурного атласа России.

В качестве резюме полученных результатов выделим:

анализ пяти общероссийских баз данных, полученных сотрудниками ЦИСИ ИФ РАН (мониторинг «Ценности и интересы россиян»: 1990, 1994, 1998, 2002, 2006 гг.; руководитель член-корр. РАН Н.И.Лапин), показал, что в России сформировалась контрастная социальная структура, которая в последние годы устойчиво воспроизводится. В то время как реальные доходы части населения растут, социальный статус большинства, определяемый по комплексу критериев (уровень жизни, образование, управленческие ресурсы), остается прежним. Снизилась социальная мобильность, консервируются дистанции между слоями. Верхний слой закрыт для проникновения, концентрирует в своих руках власть и материальные ресурсы. Ресурсы большинства населения (примерно 60%) не позволяют перемещаться в более высокие социальные слои. Возможности для их вертикальной мобильности исчерпаны при сохранении доминирующих тенденций. Несмотря на повышение оптимизма населения, в целом его социальное настроение нестабильно, потому что сохраняется незащищенность большинства от главных опасностей (преступности, бедности, экологических угроз и злоупотреблений со стороны чиновников), воспроизводится недоверие исполнительным органам власти, особенно правоохранительным – как федеральным, так и региональным. Все это характеризует не только депрессивные, но и наиболее успешно развивающиеся регионы страны; например, Тюменский регион, включающий три субъекта РФ.

Публикации: Лапин Н.И., Беляева Л.А. Российское общество в пути: консервация социальных контрастов, асимметричный рост: Аналит. докл. (М., 2007); Лапин Н.И. Тревожная стабилизация // Общественные науки и современность. М., 2007. № 6; Беляева Л.А. Материальное неравенство в России: реалии и тенденции // Социол. исслед. М., 2007. № 11; Беляева Л.А., Куцев Г.Ф., Лапин Н.И. и др. Социологический портрет Тюменского региона. Тюмень, 2007).

 

Центр философских исследований
идеологических процессов

Руководитель центра – доктор филос. наук А.В. Рубцов

 

1.а. Реабилитация идеологии переходит в стадию формирования мегапроекта, увязывающего идеи «суверенной демократии», диверсификации экономики, инновационного маневра и социальных программ. Формат мегапроекта отчасти оправдан историческим контекстом – необходимостью уже в ближайшие десятилетия свести к минимуму вероятность системного кризиса в результате коллапса сырьевой экономики. Конфликт ситуации в том, что экономика перераспределения и сырьевых продаж воспроизводит отношения, препятствующие развитию производящей экономики и экономики знания. Переход к экономике знания требует восстановления «середины» – массовых несырьевых производств как среды формирования поддерживающих технологий и базовой технологической культуры. Процесс реиндустриализации на новом витке, в свою очередь, требует обеспечения «демократии повседневности» – системы правовых отношений в зоне неполитических взаимодействий граждан и власти (Рубцов А.В., Богословский С.А. Мегапроект для России: идеология, политика, экономика. М., 2007).

1.в. Изменения в сознании общества происходят с разными скоростями на разных уровнях залегания «идееносных слоев». Это обусловливает сосуществование в одном историческом времени стереотипов сознания, характерных для разных временных периодов и даже эпох (Рубцов А.В. Время свободы // Ориентиры… Вып. 4. М., 2007).

2.а. Разработана концепция понимания креативной способности человека в обусловленности (космической, антропологической, социокультурной и т.д.) ее формирования, становления и развития (Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека. М.: РУДН, 2007. 538 с. Гл. 1, 2, 3; а также в ст.: Самохвалова В.И. Творчество: событие космической и родовой истории человека // Ориентиры… Вып. 4. М., 2007. 1 п.л.).

2.в. Установлено, что творческая способность выступает необходимой составляющей в самой идентификации человеческого интеллекта (Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека. М.: РУДН, 2007. Гл. 4, 5).

3.а. Показано, что творчество является человеческой (социальной) заменой тех процессов естественной самоорганизации, которые осуществляются в природе (Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека. М.: РУДН, 2007. Гл. 4, 5, 6).

3.в. Утверждается (и показано), что творчество становится возможно на особой стадии освоения действительности через моделирование ее во внутреннем пространстве психики и развитии структуры этого пространства (Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека. М.: РУДН, 2007. Гл. 1, 4).

4.а. Показаны закономерности и особенности проявления креативности человека в сфере построения социальных стратегий и утопий (Самохвалова В.И. Социальные проекты: утопии и альтернативы // Философская Россия. 2007. № 3; Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека, М.: РУДН, 2007. Гл. 6).

4.в. Выявлены причины и основания проявления и невозможности проявления креативной способности современного человека в информационном обществе (Самохвалова В.И. Творчество: божественный дар; космический принцип; родовая идентичность человека. М.: РУДН, 2007. Гл. 7 и Самохвалова В.И. Человек современного массового общества и проблема креативности // Полигнозис. 2007. № 1–4.

5. Раскрыты некоторые структуры утопического сознания в контексте метафизики любви, показано, что сложная связь между разными типами религии и репрессивностью культуры в каждом особом случае порождает различные формы утопического сознания (Любимова Т.Б. Любовь и райские миражи // Полигнозис. 2007. № 1–4; Любимова Т.Б. Традиция говорит о вечном законе Вселенной // Образ человека и мира в «Махабхарате» и «Бхагавад-гите». Владимир, 2007).