Институт Философии
Российской Академии Наук




  Отдел аксиологии и философской антропологии
Главная страница » Об Институте » Отчеты о научной деятельности » 2012 » Отдел аксиологии и философской антропологии

Отдел аксиологии и философской антропологии

Научный отчет за 2012 год

 

Отдел аксиологии и философской антропологии

Зав. отделом – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

Сектор этики

Зав. сектором – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

Установлено, что представления о морали характеризуется у Юма следующим: а) мораль – это сфера решений, усилий, суждений, сориентированных на общие интересы и общее благо; б) автономия морального субъекта не значима для Юма; в) мораль обнаруживается в сфере взаимодействий между людьми, она направлена на установление и подержание примиренности между людьми; г) она двойственна по своей природе, и двойственность обнаруживается как в различии естественных и искусственных добродетелей, так и в характере моральной обязательности; д) моральные отношения – это отношения партнерства, взаимодополнительности, обоюдности, взаиморасположения (Апресян Р.Г. Смысл морали в этике Дэвида Юма // Этическая мысль. Вып. 12 / Отв. ред. А.А.Гусейнов. М., 2012. С. 72–103).

Установлено, что вопрос о природе морали Юм рассматривает с точки зрения «общих оснований» морали. Юм стремится показать, что, мораль укоренена не в трансцендентном мире, не в природе вещей, а в человеческой природе; сам человек является источником морали, это выделяет его из природного мира и отличает от других мыслящих существ (Артемьева О.В. К вопросу о природе морали в философии Дэвида Юма // Этическая мысль. Вып. 12 / Отв. ред. А.А.Гусейнов. М., 2012. С. 104–124).

Показано, что понятие легитимности не является инструментом ценностной институционализации российской власти. Осмысление ценностных аспектов феномена легитимности, ценностный анализ механизмов легитимности будет способствовать обогащению политического и социально-этического дискурса и обеспечению общества важным инструментом для нормативного анализа власти и общественного контроля над ней (Апресян Р.Г. О ценностной составляющей легитимности власти // Политико-философский ежегодник. Вып. 5 / Отв ред. И.К.Пантин. М., 2012. С. 32–48).

Осуществлена реконструкция и анализ этической доктрины Ранней Стои сквозь призму понятий «надлежащего» и «нравственно-правильного» действий, характеризующих два аспекта поступков и соответствующих им принципов долженствования (Гаджикурбанова П.А. Этика Ранней Стои: учение о должном. М., 2012).

Обоснована предметообразующая роль понятия субъекта морали в философской этике, а также тезис, что уже в этической концепции Аристотеля задается философское понятие субъекта морали как автономного самодостаточного начала (Зубец О.П. «Величавый» Аристотеля: субъектность как этический идеал // Актуальные вопросы фундаментальной и прикладной этики. К 90-летию со дня рождения В.Г.Иванова. Материалы Международн. научно-практ. конф. СПб., 2012. С. 98–106).

Сравнение двух памятников религиозно-этической мысли конца XVI в. – предназначенного для польских сторонников кальвинизма «Домашнего пастырства» и бытовавших в украинско-белорусской православной среде «Учительных Евангелий» – позволило зафиксировать одновременное существование двух принципиально разных способа рассуждать о должном для христианина поведении. Если в первом случае все обращенные к простым верующим запреты и предписания формулируются исключительно на основе заповедей Декалога, выступавшего как своего рода обобщение всех данных Богом установлений, то в православной среде такой основой были преимущественно тексты Нового Завета, в первую очередь – Нагорная проповедь и послание апостола Павла к Римлянам (Корзо М.А. Толкование Декалога в рукописных «Учительных Евангелиях» конца XVI – начала XVII века // Theatrum humanae vitae. Студiï на пошану Наталi Яковенко. Киïв, 2012. C. 288–295; Корзо М.А. Jeszcze raz w sprawie nieznanego tłumaczenia Jana Kalwina w Polsce // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. 2012. T. LVI. S. 192–202).

Дана аргументированная критика (с позиций нонкогнитивизма) доминирующей в этике когнитивистской парадигмы (Максимов Л.В. Когнитивизм и нонкогнитивизм в этике // Актуальные вопросы фундаментальной и прикладной этики. К 90-летию со дня рождения В.Г.Иванова: Материалы Международн. научно-практ. конф. СПб., 2012. С. 37–38).

Предпринята попытка осмысления двадцатилетней эпохи после распада СССР и образования Российской Федерации (1991–2011). Проанализированы противоречия и проблемы «реального социализма», породившие кризисную ситуацию и потребность кардинальных перемен. Предложен ответ на интересующий многих и сегодня вопрос «Почему распался Советский Союз?», подвергнуты сомнению и критике привычные схемы и версии ответа (Толстых В.И. Россия эпохи перемен. М., 2012).

 

 

Сектор философии религии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.К. Шохин

 

Осуществлена целостная реконструкция религиозно-философского миросозерцания И.В.Киреевского вне традиционной привязки к идеологии т. н. «славянофильства», в единстве антропологической (философия верующего разума) и социально-философской (православная общественность) составляющих. Впервые в отечественной литературе дан обстоятельный анализ взглядов И.В.Киреевского на церковно-государственные отношения, на историю Византии и русский «византизм» (Судаков А.К. Философия цельной жизни. Миросозерцание И.В.Киреевского. М., 2012).

Классифицированы и систематизированы основные современные направления в изучении тринитарной доктрины Аврелия Августина, оказавшей определяющее влияние на развитие христианского тринитаризма на Западе не только в эпоху патристики, но и в Средние века и Новое время. Выявлены в качестве таковых направление историко-философское (Ш.Буйе, М.Шмаус, А.Шиндлер, О. Дю Руа и др.), историко-теологическое (Т. Де Реньон, А.Пессак, А.Малэ, Б. Де Маржери, Дж. О’Доннелл и др.), историко-догматическое (Дж. Салливэн, Л.Айрес, М.Барнес, И.Арнольд и др.), философское (М.Мюррей, М.Рей, Р.Кросс, С.Дэвис и др.). Установлены слабые и сильные стороны каждого из этих направлений и определен перспективный вектор дальнейшего изучения тринитарного аспекта наследия великого христианского мыслителя (Фокин А.Р. Тринитарное богословие блаженного Августина: обзор современных исследований и концепций (http://www.bogoslov.ru/text/2591456.html)).

Проанализировано учение Л. де Молины (1535–1600) о предвидении и предопределении. Проведено сравнение его учения о среднем знании с другой, более экономной теорией – учением о предвидении, провидении и свободе воли Северина Боэция (Карпов К.В. «Среднее знание» и проблемы предвидения // Философия и культура. 2012. № 7. C. 108–116).

На основании предпринятой в индологии дифференциации «брахманской» и «светской» классификаций наук (видьи) в индийской классической культуре (П.Хакер, К.Прейзенданц) была установлена точка их «несимметричного синтеза» – в «Кавьямимансе» Раджашекхары (Х в.), в котором «секулярное» включается в качестве специального сегмента в «религиозное». Первый перевод на русский язык с санскрита науковедческих глав «Кавьямимансы» (классификации дисциплин знания) позволил идентифицировать предлагаемое в нем определение философии (анвикшики) – по хронологии третье (и последнее среди наиболее репрезентативных – после «Артхашастры» и «Ньяябхашьи» Ватсьяяны) в индийской культуре – как диалогический дискурс, соответствующий по своей структуре формату аналитической философии как интеркультурной реальности (контрпозиция пропонента и оппонента, пользующихся разнообразными средствами контровертивной диалектики) и одновременно работающий в религиозном контексте противостояния брахманистов-астиков и антибрахманистов-настиков – буддисты, джайны, атеисты (Шохин В.К. Раджашекхара и его синтез двух форматов традиционного индийского науковедения; Раджашекхара. Исследование поэзии (Кавьямиманса) / Пер. с санскрита и примеч. В.К.Шохина // Вопр. философии, 2012. № 5. C. 143–156).

 

 

Сектор эстетики

Зав. сектором – кандидат филос. наук Е.В. Петровская

 

Получила развитие тема сообщества, трактуемого неинституционально, как то, что обнаруживает себя в аффективных отношениях, проявляющихся опосредованно через литературу, искусство, политику и продукты масс-медиа. Такое понимание сообщества позволяет по-новому взглянуть на связь эстетики и политики и установить взаимодействие между критическим мышлением, эстетическим суждением и социальным действием (Петровская Е.В. Безымянные сообщества. М., 2012). Исследованы темы документа и исторического свидетельства, кинематографического текста, а также политического действия. Эти сюжеты объединены общей попыткой ввести в традиционное понимание данных вопросов мотив коммуникативной аффективности, важный для современного истолкования «эстетики отношений» и «эстетики повседневного существования» (Аронсон О.В. К антропологии свидетельства // Методология науки и антропология. М., 2012. С. 131–149).

Показано, что современное постнеклассическое эстетическое сознание приобретает многообразные формы своей реализации как в сфере художественной практики, так и в эстетической теории. Выявлено, что в границах классической парадигмы искусство опирается на метафизические основания эстетического опыта, включающие в свое пространство традиционные принципы искусства. В сфере нонклассики на первый план выходит диалог эстетики с параэстетическими ситуациями абсурда, случайного, хаосогенного, трансперсонального и т. п. В дигитальной эстетической виртуалистике особое значение приобретает принцип интерактивности. Заново поставлен и решен ряд проблем эстетической теории. Выявлено, что в современной глобализирующейся культуре повышается роль взаимодействия классики, нонклассики и постнеклассического эстетического сознания в подходе к таким темам, как границы искусства, эстетическое восприятие и религиозно-мистический опыт, «расширение сознания» в художественном опыте, дискурс художника и восприятие искусства, фазы эстетического восприятия, диалектика художественной формы, эстетическая антиномика, герметизм и герменевтика искусства, избыточность и минимализм в искусстве. При анализе проблем современной постнеклассической эстетики проявилось принципиально значимое на современном этапе многообразие научных позиций (Бычков В.В., Маньковская Н.Б., Иванов В.В. Триалог: Живая эстетика и современная философия искусства. М., 2012).

Выявлено, что византийская эстетика сохраняет свою актуальность и в наше время, являясь фундаментальным источником древнерусской эстетики и отдельных направлений русской эстетики рубежа XIX–XX в., а также художественной культуры Серебряного века (Бичков В. Кратка историja византиjске естетике. Београд: Службени гласник, 2012).

Раскрыта и проанализирована специфика эстетики французского символизма. Показаны пути влияния эстетических взглядов французских символистов на художественный авангард ХХ века, радикализировавший их идеалистическую, метафизическую подоплеку (Маньковская Н.Б. Эстетическое кредо французского символизма // Эстетика: Вчера. Сегодня. Всегда. Вып. 5. М., 2012. С. 20–39).

Пристальное внимание уделено проблемам более тесной связи эстетики с жизнью, литературой и конкретными видами искусства, а также воздействию эстетической мысли на духовное возрождение России (Долгов К.М. Истоки единства и развития мировых религий, культур и цивилизаций // Международная жизнь. 2012. № 4. С. 92–108).

 

 

Cектор аналитической антропологии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.А. Подорога

 

На основе метода аналитической антропологии исследованы важнейшие аспекты тоталитарной идеологии насилия (Подорога В.А. Память и забвение. Т.В.Адорно и время «после Освенцима» // НЛО. 2012. № 116. С. 123–148, Рыклин М.К. Евреи, это кто? // Новое лит. обозрение. 2012. № 114. С. 359–372).

Конкретизирована проблематика аналитической антропологии образа, в том числе: архетипы и их значение в современной киноиндустрии, фотография в системе массмедиа, переводимость, антропология сна (Сосна Н.Н. Фотография 1920–1930-х гг.: опыт философско-антропологического анализа // Культура и революция: фрагменты советского опыта 1920–1930-х гг. Гл. IV. М., 2012. С. 91–108; Пензин А. Rex Exsomnis. Sleep and subjectivity in capitalist modernity. Berlin: Hatje Cantz, 2012).

 

 

Сектор истории антропологических учений

Зав. сектором – доктор филос. наук, доктор филол. наук П.С. Гуревич

 

Проведено принципиальное разделение понятий «человеческая природа» и «человеческая сущность». Показано, что в современной литературе они ошибочно рассматриваются как синонимы. Доказано, что человеческая природа действительно подвергается трансформации. Но сущность человека не сводится к субстанции, она отражает экзистенциальную и онтологическую напряженность человеческого бытия. Сущность человека в его двумирности – имманентности и трансцендентности (Гуревич П.С. Философское толкование человека. М., 2012; Резник Ю.М. Человек и его пограничье: между экзистенцией и трансценденцией // Вопр. соц. теории: Научн. альманах. 2012. Т. 6: Человек между мирами (онтол., эпистемол., социокультур. и психол. пробл. пограничья) / Под ред.: Ю.М.Резника и М.В.Тлостановой. М., 2012. С. 25–45).

Понятие символа введено в арсенал философской антропологии. Доказано, что самые сокровенные тайны символ открывает при постижении человека (Спирова Э.М. Философско-антропологическое содержание символа: монография. М., 2012).

Показано, что в России идеи Гумбольдта были проинтерпретированы не в направлении специфичности каждого языка, а в направлении универсальных и адекватных стратегий речепорождения. Шпетовская концепция «внутренней формы» как алгоритма адекватного речепорождения соприкасается с соответствующими языковыми стратегиями Вяч. Иванова, Флоренского, Лосева, Бахтина и др. Предложенные этими авторами стратегии речепорождения различны, тем не менее имеется и ряд типологически общих установок, основная среди которых – идея преодоления релятивности конкретных языков силами самой релятивности (Гоготишвили Л.А. Шпет и Гумбольдт: феноменологические вариации на тему языкового универсализма и релятивности // Vox/Голос. Филос. журн. 2012. Вып. 12).

Сформулирована программа изучения психоаналитической трактовки личности. Отмечено, что в отечественной литературе обнаружилась опасная тенденция – рассматривать душевный мир человека только глазами психиатра. Напряжение ума начали трактовать в духе намечающегося сумасшествия, о воображении как человеческом даре стали писать только в русле болезненных фантазий. Дан критический разбор стойкой тенденции изучать человека только как клиническое создание (Гуревич П.С. Психоанализ личности. М., 2012).

Дано обоснование концепции и методов философского изучения феномена трансперсональности как пограничной реальности (Резник Ю.М. Трансперсональность как пограничная реальность // Вестн. Чуваш. гос. пед. ун-та им. И.Я.Яковлева. 2012. № 3–2(75). С 179–188; Резник Ю.М. Человек и его пограничье: между экзистенцией и трансценденцией // Вопр. соц. теории: Научн. альманах. 2012. Т. 6. М., 2012. С. 25–45; Резник Ю.М. Человек среди людей: особенности и уровни трансперсонального взаимодействия // Воп. соц. теории: Научн. альманах. 2012. Т. 6. М., 2012. С. 140–160).

 

 

Центр философских исследований идеологических процессов

Руководитель центра – кандидат филос. наук А.В. Рубцов

 

Сформулирована задача выхода из постмодерна в направлении поиска сочетания новых форм порядка и регулируемой спонтанности. Выявлена относительность представлений о культе времени в модерне и пространства в постмодерне, в том числе на основе сопоставления концепций в новейшей науке, в философии и художественной культуре, прежде всего в архитектуре (Рубцов А.В. Архитектоника постмодерна. Пространство // Вопр. философии. 2012. № 4. С. 34–44; Рубцов А.В. Спонтанная архитектура до и после постмодерна // Отеч. зап. 2012. № 3. С. 277–287). Обоснован вывод о несводимости понятия «актуальное» в философии к актуальности прочих отраслей знания, что должно учитываться при оценке результативности философских исследований. Показано, что различные жанры философской работы предполагают разные формы использования аппарата, что не позволяет механически применять библиометрические техники, в том числе индексы цитирования, импакт-факторы и пр. Сформулирована задача согласования форматов регулярной отчетности и рейтингования с требованиями актуализации философских исследований (Гусейнов А.А., Рубцов А.В. Может ли философия быть неактуальной? // Измерение философии. Основания и критерии оценки результативности философских и социогуманитарных исследований». М., 2012. С. 5–32; Гусейнов А.А., Рубцов А.В. Наука и власть: взаимодействие и оценка результативности // Там же. С. 136–143; ПолитЭкономика. 2012. № 10(58). С. 12–15).

Обосновано расширенное понимание в современном контексте – с характерным для него умножением форм и явлений ненормативного, безобразного – категории безобразного и его места в современном художественно-эстетическом сознании (Самохвалова В.И. Безобразное: размышления о его природе, сущности и месте в мире. 2-е изд., расш. и доп. М., 2012).

Получена библиометрическая оценка российских научных журналов, индексируемых в естественно-научных базах ISI/Thomson Reuters, выявлены рейтинги 147 российских журналов в национальном и мировом научном корпусе (Маршакова-Шайкевич И. [Irina Marshakova-Shaikevich]. Russian Mathematical Journals in World and National Corpora of Scientific Journals: bibliometric analysis // Sociology of Science and Technology. St. Petersburg, 2012. Vol. 3. № 2. С. 79–100). Рассчитана и проанализирована динамика стандартных показателей 10 дисциплин социально-гуманитарного знания (образования, социологии, философии и др.) в первое десятилетие этого века. Для четырех областей социально-гуманитарного знания (экономики, социологии, истории, образования и философии) проведен сравнительный анализ библиометрических показателей исследовательской активности и цитирования (Маршакова-Шайкевич И. [Irina Marshakova-Shaikevich]. Dziedzina wiedzy EDUKACJA (Education) w bazach danych Web of Knowledge: Web of Science and Journal Citation Reports // Wspolczesne problemy komunikacji i informacji naukowej. Poznan–Kalisz, 2012. Vol. 2. S. 122–142).

 

 

Центр изучения социокультурных изменений

Руководитель центра – член-корреспондент РАН, доктор филос. наук Н.И. Лапин

 

Впервые получены международно-сопоставимые индексы уровней и фазовые значения двух стадий модернизации регионов России; создана модель качественных состояний (типов) их модернизированности. Вся совокупность регионов России (83 субъекта Российской Федерации) классифицирована по типам их модернизированности; выполнен анализ динамики распространения этих типов среди регионов России в 2000–2010 гг.; сделаны выводы для формирования стратегии модернизации России и групп ее регионов соответственно типам их модернизированности. Основные результаты и практические выводы в виде Аналитической записки направлены Институтом философии РАН в Совет при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию (Лапин Н.И. О структурировании регионов России по их вовлеченности в процессы модернизации // Проблемы модернизации в социокультурных портретах регионов России. Сб. материалов VIII Всерос. научно-практ. конф. по прогр. «Социокультурная эволюция России и ее регионов» (г. Уфа, 22–25 окт. 2012 г.). Уфа, 2012. С. 89–99).