Институт Философии
Российской Академии Наук




  Сектор этики
Главная страница » Об Институте » Отчеты о научной деятельности » 2014 » Сектор этики

Сектор этики

Научный отчет за 2014 год

Сектор этики

Зав. сектором – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

Решена задача максимальной представленности современного многообразия в понимании морали. Дан репрезентативный срез современной этики, проблематизировано не только само содержание понятия морали, но и возможность его теоретического определения. (Мораль: Разнообразие понятий и смыслов = Morality: diversity of concepts and meaning: Сб. науч. тр. к 75-летию акад. А.А. Гусейнова / Отв. ред. и сост. О.П. Зубец).

 

Показано, что смысл морали состоит в согласовании частных интересов во имя блага индивидов и социума. Морально положительными являются действия, подтверждающие чужое благо и способствующие ему, а моральные ценности императивны и нередко воспринимаются в первую очередь как императивы (Апресян Р.Г. Смысл морали).

 

Показано, что особенность морального перфекционизма по сравнению с другими его видами состоит в том, что моральное совершенствование осуществляется в пространстве человеческих отношений и в конечном счете ради них. Две ориентации – на личное совершенство и совершенные отношения – взаимно опосредуются. Поэтому чрезмерный акцент на одной из них за счет игнорирования другой ведет к неразрешимым противоречиям в самой идее морали, а также к деформациям в моральной практике (Артемьева О.В. [Определение морали] = [What Is Morality]).

 

Осуществлен философский анализ понятия морали на основе идей субъектности и индивидуально-ответственного поступка (Зубец О.П. [Определение морали] = [What Is Morality]).

 

Проведена реконструкция аристотелевского понятия поступка, основанного на полагании себя началом и своего поступка и поступка друга (другого) на основе анализа вызывающего много споров отрывка из «Никомаховой этики» Аристотеля об отношении Величавого к благодеянию (Зубец О.П. Об одном месте из «Никомаховой этики»).

 

На основе критического анализа идейной композиции платоновского «Пира» показано, что платоновская концепция любви-эроса представлена диалектически, в динамике различных и различно высказываемых в речах идей (Апресян Р.Г. Идейная композиция диалога «Пир» и платоновская философия любви).

 

Проведен анализ композиционного и содержательного своеобразия катехетических сочинений Прокоповича в контексте предшествующей православной традиции показал, что Феофан задает новую, ориентированную на протестантские образцы модель изложения религиозно-нравственного материала, когда основной акцент делается на то, чтобы сформулировать кодекс основных христианских обязанностей. Именно эта модель становится доминирующей в русской религиозной книжности на протяжении всего XVIII в. (Корзо М.А. Катехетические сочинения Феофана Прокоповича).

 

Изучение религиозно-этического содержания польских элементарных учебников XVI в. в соотнесении со средневековой традицией и латино- и немецкоязычными изданиями букварей того времени позволило выделить четыре основные модели изложения данного содержания, которые носят выраженный конфессиональный характер: литургическая модель и модель устной средневековой приходской катехезы (католики) и учебники, которые подражали «Малому катехизису» М.Лютера и жанру популярных в Европе «Spruchbücher» (протестанты) (Корзо М.А. О моделях польских элементарных учебников: век шестнадцатый).

 

Отстаивается концепция «натуралистического» морального монизма, т.е. фактической единственности, безальтернативности кодекса норм и правил, содержание и функции которых обладают сущностными признаками морали. Это единство обнаруживается в результате ряда аналитических операций: сужение (уточнение) понятия морали; выявление в моральных кодексах совместимых норм, восходящих к одним и тем же моральным принципам; доказательство того, что даже взаимоисключающие партикулярные моральные кодексы фактически имеют в качестве единого для них источника более общие принципы и нормы морали (Максимов Л.В. Мораль в единственном числе).

 

Обоснована идея, что моральный абсолютизм органичен для самой логики и структуры морального сознания, без чего данная логика и структура патологически деформируются (Мехед Г.Н. Деонтологическая перспектива в морали; Мехед Г.Н. Мораль как абсолютный предел разума в этике И. Канта).

 

Продемонстрировано, что доктрина двойного эффекта является одним из возможных оснований абсолютистской (деонтологической) этики силы, которая представляет собой результат осмысления теоретиками-абсолютистами противоречий между общераспространенным нравственным опытом (моральным чувством) и ригористичной этикой ненасилия. Сделан вывод о внутренней противоречивости абсолютистская (деонтологическая) этики силы, опирающейяся на доктрину двойного эффекта (Прокофьев А.В. Моральный абсолютизм и доктрина двойного эффекта в контексте споров о допустимости применения силы).

 

Показано, что М.Вебер развивал свои идеи в области этики через заочную полемику с произведениями позднего Л.Толстого (Троицкий К.Е. Макс Вебер как Анти-Толстой).