Институт Философии
Российской Академии Наук




  Отдел аксиологии и философской антропологии
Главная страница » Об Институте » Отчеты о научной деятельности » 2010 » Отдел аксиологии и философской антропологии

Отдел аксиологии и философской антропологии

Научный отчет за 2010 год

 

Сектор этики

Зав. сектором – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

Завершена дискуссия о запрете на ложь и долге правдивости (по работе И.Канта «О мнимом праве лгать из человеколюбия»). В её центре – проблема, которую обсуждает Кант: дозволительна ли ложь в исключительных случаях, ради неких высших целей, в частности, в ситуациях, когда правдивость может угрожать благополучию, здоровью, а то и жизни третьего лица, при том, что в принципе ложь есть зло? Для понимания действительного этического содержания этой ситуации требуется усилие, выводящее ее за рамки кантовской теории, и понимание рассматриваемого случая именно как ситуации для анализа, а не только как иллюстрации, примера или модели, призванной схематично представить идею долга. Попытки выявления ее этического смысла вывели на широкий спектр вопросов: о сущности правды и лжи в человеческих отношениях и в жизни сообществ (больших и малых), характера моральных требований, их духовного и социокультурного статуса, возможности абсолютного в морали и природы «моральных абсолютов», условий возможности и принципиальной допустимости исключений из универсальных моральных требований и, наконец, природы морали как таковой (Russian Studies in Philosophy. 2010. Vol. 48. № 3).

Новоевропейский интуитивизм идентифицирован как эпистемологический интуитивизм – позиция, согласно которой существуют определенные моральные понятия, которые являются самоочевидными и познаются непосредственно – с помощью интуиции (Артемьева О.В. Интуитивизм в этике (из истории английского этического интеллектуализма Нового времени) // Этическая мысль. Вып. 10 / Ред. А.А.Гусейнов. М., 2010. С. 90–113). На примере анализа текстов новоевропейских моральных философов показано, что процесс формирования этической терминологии одновременно был процессом самоидентификации моральной философии (Артемьева О.В. Формирование этического языка (на материале новоевропейской этики) // Филос. журн. 2010. № 2(5). С. 111–121).

Реконструировано содержание двух типологических моделей, возникших в античности и сформировавших дискуссионное пространство по вопросу о выборе оптимальной номенклатуры видов справедливости (модель Аристотеля и модель Цицерона). Установлено, что в новоевропейской этической мысли произошел отказ от доминировавших ранее аристотелевских образцов мысли в пользу модели Цицерона (Прокофьев А.В. Понятие «социальная справедливость» в трудах Дж. С. Милля // Историко-философский ежегодник’2009. М., 2010. С. 132–155; Прокофьев А.В. Понятие «социальная справедливость» в истории этической мысли (к вопросу об исторических изменениях типологии справедливости) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 2010. № 6. С. 36–53).

 

 

Сектор эстетики

Зав. сектором – доктор филос. наук В.В. Бычков

 

На материале активно модифицирующейся современной эстетики и бурно модернизирующейся художественной практики разработана новая концепция постнеклассической эстетики, складывающаяся из трех главных компонент: метафизики эстетического опыта, основывающейся на по-новому прочитанной классической эстетической теории; нонклассики – имплицитной эстетики ХХ в., эксплицированной на основе анализа авангардно-модернистско-постмодернистского искусства прошлого столетия и соответствующих теоретических дискурсов; виртуалистики – нарождающейся теории виртуального эстетического опыта, складывающегося в интернете. Введен ряд категорий для адекватного анализа современной ситуации в арт-практиках (Бычков В. Эстетическая аура бытия: Современная эстетика как наука и философия искусства. М.: Изд-во МБА, 2010).

Подтверждена актуальность научной гипотезы границ искусства для постнеклассической эстетики. Показана несостоятельность информационного и социологического подходов в качестве критериальных (Маньковская Н.Б. Искусство и арт-практики: опыт эстетической рефлексии // Культурологические записки. Вып. 12: О границах искусства. М., 2010. С. 372–388).

Показано, что основные богословские сюжеты «Ареопагитик» (рубеж V–VI вв.) и тип богословствования автора неотъемлемы от эстетического начала. Способ выражения абсолютной трансцендентности Бога путем риторически изощренных антиномических и гиперномических конструкций и грандиозная концепция онто-гносеологической космоантропной иерархии основаны на эстетических принципах (поэтической образности, символизма, гимнологии, красоты, светозарности, упорядоченности, мимесиса, гармонии и т. п.) (Бычков В.В. На подступах к эстетическому сознанию автора «Ареопагитик» // Вестн. славян. культур. 2010. № 3(XVII). С. 5–20). Изучение трансформаций кантовского символизма и структур восприятия в философии Вл. Соловьева, связанных с трактовкой идеи как живого существа, позволяет прочитать «Критику чистого разума» в эстетическом ракурсе, рассматривать познание как уникальную процедуру творчества (Кормин Н.А. Вл. Соловьев и И.Кант: символизм как грань философской креативности. Ст. первая // Наука. Культура. Общество. 2010. № 3. С. 213–258). На основе изучения известных историко-эстетических знаний с позиции физико-биологических и математических достижений науки ХХ в. подтверждается актуальность для эстетики классических принципов формообразования в природе и искусстве (гармонии, усложненной симметрии, «золотого сечения» и др.) (Липов А.Н. Эстетические аспекты физической картины мира // Философия и общество. 2010. № 3(59). С. 80–94; Липов А.Н. Золотое сечение как основной морфологический закон // Философия и культура. 2010. № 9(33). С. 96–108).

 

 

Сектор философии религии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.К. Шохин

 

Исходя из критического анализа современных российских, англо-американских и европейско-континентальных позиций по идентификации предмета философии религии и ее предназначения, а также из собственной авторской трехуровневой стратификации «религиозного» и концепции «философий родительного падежа» осуществлена систематизация приоритетных тем философии религии как философской дисциплины (Шохин В.К. Введение в философию религии. М.: Альфа-М, 2010). Предложена авторская периодизация истории философско-религиозной рефлексии, опирающаяся на различение религио-логии и тео-логии и дифференциацию уровней ее исторического самосознания в виде: проторелигиологии (античность – 1600 г.), ранней религиологии (1601–1772), зрелой религиологии (1773–1800), поздней религиологии (1801–1830-е) и современной философии религии как философской дисциплины. Выявлено наличие трех основных позиций философии по отношению к религии на пространстве 23-вековой истории западной философии (критика традиционной религии, попытка конструирования «собственной религии», рациональная апология традиционной религии); установлен вклад в историю философско-религиозной рефлексии не только философов «первого ряда», но и фигур уже практически забытых в европейской историографии и совершенно неизвестных в отечественной (З. фон Шторхенау, Ф. Пара дю Фанжас, Ф.Ноннот, К.Хайдкенрайх, Ф.Клейкер и другие (Шохин В.К. Философия религии и ее исторические формы. Античность – конец XVIII в. М.: Альфа-М, 2010). 

Обосновано, что структурно-аналитическое рассмотрение мистики позволяет полнее понять её особенности в сравнении с традиционным дескриптивным подходом, построить теоретические модели мистических феноменов трех видов, проследить их архитектонику, имеющую три составляющих (субстрат, смысл и значение) и являющуюся базисной в противоположность надстроечному дискурсу, а также существование пяти первичных структур (архетипов) мистики (Балагушкин Е.Г. Сущность и структурное разнообразие мистики // Религиоведение. 2010. № 2; Балагушкин Е.Г. Морфология мистики // Философия и культура. 2010. № 1.).

Впервые в отечественной историко-философской науке осуществено комплексное исследование религиозно-философского наследия выдающегося раннехристианского ученого, мыслителя и переводчика Библии – Иеронима Стридонского (ок. 331/347–419/420), реконструирована эволюция его научных интересов, определен вклад в библеистику и библейскую экзегетику, систематизировано религиозно-философское учение (Фокин А.Р. Иероним Стридонский: библеист, экзегет, теолог. М., 2010).

 

 

Cектор аналитической антропологии

Зав. сектором – доктор филос. наук В.А. Подорога

 

Показано, что в современной философии и искусстве «политическое» отличается от «политики». Если термин «политика» принадлежит традиционному словарю политических наук и отсылает к автохтонным представлениям о власти, так называемой транс- или геополитике партий, институтов, вождей-автократов, групп, то политическое – это личностное знание (М.Полани), не переводимое ни в групповую, ни в какую-либо другую коллективную собственность.

Сделан вывод, что политическое как личностная форма знания противостоит различным видам господства. Политика понимается ныне как «множество», а не как «многое и единое» (см., например, энергично обсуждаемые темы политики мысли в работах П.Бурдье, А.Бадью, Ф.Лаку-Лабарта и др.) (Подорога В.А. Апология политического. М., 2010).

 

 

Сектор истории антропологических учений

Зав. сектором – доктор филос. наук, доктор филол. наук П.С. Гуревич

 

Проанализирована тема человека в немецкой философии как последовательная концептуальная связь философско-антропологических идей. Выявлены и изучены базовые признаки современного антропологического кризиса и антропологического поворота (Спектр антропологических учений. Вып. 3 / Отв. ред. П.С.Гуревич. М.: ИФ РАН, 2010). Изучена проблема классификации категорий и понятий антропологии, их внутреннего соотнесения (Спирова Э.М. Философская антропология как система понятий // Философия и культура. 2010. № 11(35)).

Проведен анализ взаимодействия и взаимопротиводействия языковых приемов текстопорождения с визуальными приемами живописи. Предложен гипотетический вывод, что наблюдающаяся в описаниях П.Флоренского некоторая внутренняя несогласованность взаимопроекции приемов живописи и изложения гасится, если дезавуировать идею прямой метафизической значимости чувственной стороны слова. Показано значение этого вывода для современных дискуссий в области философии языка, когитологии и антропологии (Гоготишвили Л.А. Теория П.Флоренского о корреляции изобразительных и языковых приемов – обратная перспектива и «круглый» дискурс // Вопр. философии. 2010. № 11).

Показано, что шпетовская языковая интерпретация феноменологии, будучи последовательным развертыванием антитезы к Гуссерлевым положениям о предметной непродуктивности языка, проводилась по двум направлениям: оязыковление ноэматики (в целях доказательства предметной непустоты семантических интенций слова) и оязыковление ноэтики (в целях доказательства предметной продуктивности синтактики языковых актов). Разработана концепция особого шпетовского типа дискурса (совмещающего ноэтический и ноэматический подходы) – дефокализованной полициклиции, который начал складываться в последних работах Шпета (Гоготишвили Л.А. Когитологическая интерпретация идеи внутренней формы Г.Шпета // Вопр. философии. 2010. № 1).

 

 

Центр изучения социокультурных изменений

Руководитель центра – член-корреспондент,
доктор филос. наук Н.И. Лапин

 

Впервые с участием России получены данные международного мониторинга «Европейское социальное исследование» (2006, 2008, 2010 гг.). Анализ показал, что в России структура занятого населения и уровень его образования не соответствуют потребностям модернизации. По доле работников умственного труда Россия приближается к развитым государствам Европы, но из-за институциональных барьеров на пути инноваций не достигаются соответствующие результаты в инновационном развитии (Россия в Европе: по материалам международного проекта «Европейское социальное исследование / Отв. ред.: А.В.Андреенкова, Л.А.Беляева. М.: Academia, 2009. В 2009 г. этот результат не был представлен, т. к. книга вышла в свет в апреле 2010 г.; Беляева Л.А. Социальное воспроизводство в России: стагнация или развитие? Культурный капитал в России и в Европе // Социокультурная динамика регионов в условиях финансово-экономического кризиса: Сб. мат. VI Всерос. научно-практ. конф. 7–9 окт. 2010 г. г. Ульяновск. Ульяновск, 2010).

Выявлены пять функционально-ориентированных кластеров базовых ценностей населения России и ее регионов. Проанализирована их структура и влияние на интеграцию аксиологического пространства России, включая повсеместно высокую поддержку ценности семьи (Лапин Н.И. Территориальные общности и сообщества: рост социокультурного потенциала и его дисбалансы // Регионы в России: социокультурные портреты регионов в общероссийском контексте / Сост. и общ. ред.: Н.И.Лапин, Л.А.Беляева. М., 2009. Гл. 11; Лапин Н.И. Функционально-ориентированные кластеры базовых ценностей населения России и ее регионов // Социол. исслед. 2010. № 1).

Определены состав и качественные уровни индексов и индикаторов социокультурных параметров регионов России. Подготовлена вторая часть Альбома визуальных параметров 10 субъектов РФ, которые представлены на карте их социо-географического пространства (Лапин Н.И., Беляева Л.А. Программа и типовой инструментарий «Социокультурный портрет региона России» (Модификация-2010). М.: ИФРАН, 2010).

 

 

Центр философских исследований идеологических процессов

Руководитель центра – кандидат филос. наук А.В. Рубцов

 

Сформулированы критерии реального старта модернизации, начиная с запуска реформирования системы власти в целях формирования институциональной среды, адекватной инновационному (несырьевому) развитию (Рубцов А.В. Запуск модернизации: критерии старта // ПолитЭкономика. Май 2010). Выявлены мотивы опережающей модернизации, характерные для лидеров развития и позволяющие выйти из режима вечно догоняющих модернизаций (Рубцов А.В. Россия в новом веке: догоняющая модернизация или прорыв? // ПолитЭкономика. Март 2010; Рубцов А.В. Приведение к современности. Что такое модернизация в России // Независ. газ. 14.04.2010). Показано, что Россия, наряду с другими участниками процесса глобализации, уже объективно включена в пассивную модернизацию, что требует синхронизации обновления политики и институтов со спонтанной, но активной эволюцией общества (Рубцов А.В. Модернизация: мы будем ее делать или потреблять? // Новая газ. 7.06.2010).

Проанализирована точка зрения Чичерина на соотношение идеи достоинства личности и ее свободы с основными принципами религиозного мировоззрения (Чижков С.Л. Б.Н.Чичерин: личность, свобода и религиозное мировоззрение // Россия. История. Политика. М., 2010). Показано, что концепция «лично-общественной действительности» Соловьева лежит в основании развиваемых им идей социального либерализма, в том числе и концепции права на достойное существование (Чижков С.Л. Социальный либерализм Владимира Соловьева и его истоки // Полигнозис. 2010. № 4).

Сделана попытка ввести объективные принципы идентификации безобразного в его отличии от ужасного, страшного, эпатирующего и т. п., вскрыты художественно-эстетические и социопсихологические причины распространения безобразного в современном культурном контексте и современном искусстве (Самохвалова В.И. Безобразное. Размышления о его природе, сущности и месте в мире. М., 2010; Самохвалова В.И. Безобразное: от феноменологии явления к методологии его идентификации // Эстетика вчера, сегодня, всегда. М., 2010).

Дана библиометрическая оценка более 6 тыс. научных журналов (мировой корпус) по рассчитанным показателям нормализованного импакт фактора (К). На этом фоне обсуждены показатели 113 российских журналов; для журналов по физике представлены их ранги в соответствующих областях знания (Маршакова-Шайкевич И.В. Российские научные журналы в мировом научном корпусе // Проблемы методологии междисциплинарных исследований. М., 2010).