Институт Философии
Российской Академии Наук




  Сектор этики
Главная страница » Об Институте » Отчеты о научной деятельности » 2013 » Сектор этики

Сектор этики

Научный отчет за 2013 год

Сектор этики

Зав. сектором – доктор филос. наук Р.Г. Апресян

 

На материале гомеровского эпоса и посредством разработанного метода концептуальной экспликации рудиментарного нормативного содержания проанализированы основные тенденции в изменении позднеархаического этоса и формирования морали, главным образом, в проекции к золотому правилу и сопряженными с ним талионом и заповедью любви. Показано, что в рамках позднеархаического этоса, получившего отражение в гомеровском эпосе задолго до возникновения нормативной формулы золотого правила, уже представлен тот коммуникативный опыт (актуальный или рефлексивно предполагаемый), без обобщения которого принципы отношений в духе золотого правила и сама формула золотого правила не могли быть осмыслены и сформулированы (Апресян Р.Г. Нравоперемена Ахилла. Истоки морали в архаическом обществе (на материале гомеровского эпоса)).

 

На основе развитой философско-теоретической и нормативно-этической концепции золотого правила реконструирована его историческая ценностно-нормативная динамика, представленная в виде шести этапов – от невербализованного ситуативно-коммуникативного опыта (Гомер), через вербализованный ситуативный опыт (Ахикар), еще и нормативно обобщенный (Моисей), через нормативно нейтральную рефлексию опыта взаимности (Аристотель), к частному нормативному обобщению (Товит) и универсальному нормативному обобщению – в негативной (Конфуций, Гиллель) и позитивной (Иисус) формулировках (Апресян Р.Г. Генезис золотого правила).

 

По результатам международного исследования (помимо российских ученых в нем принимали участие пять ученых из США и один – из Литвы) сформулированы различные, в том числе и взаимно-полемичные, позиции по фундаментальным этическим проблемам – таким, как природа, основания и смысл морали, истоки морального долженствования, природа, роль моральных абсолютов, возможность и невозможность их содержательного выражения и др. (Постигая добро: Сб. ст. К 60-летию Р.Г.Апресяна / Отв. ред.: О.В.Артемьева, А.В.Прокофьев). На основе исследования понятия «здравый смысл» в истории моральной философии было выявлено специфическое этическое содержание, которое передается через данное понятие в различных концепциях (Артемьева О.В. «Здравый смысл» и мораль). Анализ кантовской версии решения проблемы вынужденной лжи, представленной в его статье «О мнимом праве лгать из человеколюбия», показал, что оно приводит: а) к противоречию между двумя компонентами категорического императива (идеей всеобщности морального закона и его высшей телеологии); б) конфликту моральных требований «не лги» и «не вреди» и соответствующих им ценностей; в) к конфликту требований правдивости в отношении разных лиц; г) к противоречию в отношении ответственности за последствия действий (Гаджикурбанова П.А. Обязанность правдивости в этике И.Канта).

 

Раскрыта специфика моральной ответственности как «ответственности за все» и выдвинута идея этического осмысления Холокоста в качестве индивидуально-ответственного поступка. В рамках разработки концепции единственности морального поступка проведено различение понятий единственности и уникальности (Зубец О.П. От дискуссии о лжи к молчанию о Холокосте; Зубец О.П. Единственность против уникальности).

 

Сравнительный анализ католических и протестантских букварей и изменения их содержания на протяжении XVI–XVII вв. показал, что элементарные учебники выступали не только пособием по освоению навыков чтения, но и важным инструментом формирования конфессиональной идентичности ребенка в раннее Новое время (Корзо М.А. О конфессиональном «облике» польских букварей XVI–XVII вв.).

 

Установлено, что необычность морального долженствования, его явное отличие от всех других побудительных сил человеческого поведения послужило источником ряда метафизических концепций, отвергающих возможность описания и объяснения морали в терминах естественной каузальности и прибегающих для решения этой задачи к построению особой картины мира, основанной на идее трансцендентного, умопостигаемого измерения бытия. Этический натурализм в его классических версиях, напротив, отстаивает «естественность» морального мотива, однако решает эту задачу ценой неправомерного сведения морального долженствования к обычным человеческим чувствам и побуждениям (Максимов Л.В. О природе морального долженствования; Максимов Л.В. Дилемма «естественности» и «неестественности» морального мотива).

 

Проведена реконструкция утилитаристского подхода к защите интересов будущих поколений. Продемонстрирована необходимость коррекции результатов применения утилитаристских критериев в сфере принятия тех решений, которые имеют долгосрочные последствия, на основе деонтологических ограничений (системы прав будущих поколений). Доказано, что договорная теория (в ее исходном и модифицированных вариантах) не может обосновать права будущих поколений и что эта задача успешно разрешается на базе интуитивистской этической методологии. Проанализирован ряд аргументов, позволяющих устранить затруднения этического интуитивизма, связанные с тем, что люди будущего еще не существуют в качестве обладателей прав и что их идентичность зависит от принимаемых их предшественниками решений (Прокофьев А.В. Воздавать каждому должное… Введение в теорию справедливости).