Институт Философии
Российской Академии Наук




  Научные результаты сектора
Главная страница » Ученые » Научные подразделения » Cектор философии естественных наук » Научные результаты сектора

Научные результаты сектора

Сектор с 2019 года ведет свою деятельность в составе двух групп: группа философских проблем естествознания и группа био- и экофилософии.

 

Основной результат Сектора философии естественных наук за 2021 год.

Публикации за 2021 год

Важнейшие результаты исследований:

Проведено коллективное исследование «Феномен времени сквозь призму современной науки: возможность нового понимания». Целью работы был анализ ряда новейших квантовых феноменов, связанных с пониманием природы времени. Проведенное исследование указывает на совершенно особый характер времени в квантовой области, когда будущее способно, как показывают эксперименты, даже влиять на прошлое. В этой связи выдвинута концепция «квантового реализма».

В ходе работы рассмотрены как традиционные, так и совершенно новые концепции времени. Актуальность темы обусловлена современными открытиями в области подтверждения фундаментальных основ квантовой механики, а именно, экспериментами по проверке неравенств Легетта-Гарга, опытов с «квантовым ластиком», подтверждающих эффект «интерференции во времени». Эти факты говорят о необходимости пересмотра концепции времени и реальности, сложившейся в современной физике и философии, чему и посвящено исследование. В ходе исследования проблема времени рассмотрена с точек зрения философии, логики и современной физики. (Севальников А.Ю. (отв. ред.), Анисов А.М. Антипенко Л.Г., Владимиров Ю.С., Годарев-Лозовский М.Г., Жаров С.Н., Захаров В.Д., Карпенко И.А., Крушанов А.А., Рыбакова И.А., Терехович В.Э. Феномен времени сквозь призму современной науки: Возможность нового понимания. Проблема времени в физике XXI века. М.: ЛЕНАНД, 2021. – 248 с.).

В отчетном году целый комплекс исследований посвящен изучению природы коллективных познавательных процессов в современной науке.

В этой связи научная революция, как важнейший момент в развитии научного познания впервые рассмотрена как дело и итог не индивидуальных, но коллективных усилий ряда передовых исследователей. Показано, что создание и обоснование новой парадигмы – это комплексное дело, которое трудно, а то и невозможно осуществить в одиночку. Потому реальные научные революции, по крайней мере зачастую, совершались коллективными усилиями. Соответственно, на практике такой процесс не представлял собой мгновенного переключение внимания с одной парадигмы на другую. Это не было подобием гештальтпереключения, как это считал Т.Кун, но были процессы, разворачивающиеся во времени, причем процессы со своей определенной структурой. Эта новая модель научной революции, как коллективно осуществляемого радикального преобразования науки, разработана на основе анализа Коперниканской научной революции, которая осуществилась благодаря не только Копернику, но и принципиально значимому участию Галилея и Кеплера. (Крушанов А.А. На пути к философии коллективной науки // Культурно-историческое измерение современной науки / Под ред. Б.И. Пружинина, Т.Г. Щедриной. М.; СПб.; Белгород: Центр гуманитарных инициатив, 2021. - 234 с. ISBN 978-5- 98712-305-8. Тираж 500 экз. С. 56-71).

Рассмотрены новые условия производства знания, подразумевающие участие большого числа специалистов в коллективном познании, в деятельности коллабораций. Сделан вывод о том, что существующий институт авторского права не рассчитан на урегулирование отношений в больших коллективах. Остро стоит проблема нового типа авторства коллективного субъекта познания, ответственности за результаты его деятельности, оценки индивидуального вклада каждого автора, вопрос признания научного знания результатом отдельного сознания или признания распределенного характера знания. Так же зафиксированы изменения, происходящие в объекте коллективного познания. Сделан вывод, что фундаментальной проблемой современного научного познания, наряду с коллективным характером познания, становится отсутствие целостного видения объекта познания, познаваемой реальности. (Черновицкая Ю.В. Коллективный субъект в науке: к вопросу об ответственности // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем востоке. 2021. № 2 (56). С. 87-96. ISSN 1997-2857 (Print). DOI https://doi.org/10.24866/1997-2857/2021-2/87-96)

Впервые выявлена «многопотоковость» развития естественных наук. В этой связи рассмотрены два значимых примера современных познавательных ситуаций. Один из них формулируется в статье двух отечественных физиков М.И. Подгорецкого и Я.А. Смородинского, исследующих возможности аксиоматического метода в физике. В процессе анализа этого метода авторы приходят к выводу, что построение в естествознании таких аксиоматических структур, как в математике, невозможно. Причину этого они усматривают в том, что, в отличие от математических теорий, физические теории носят незавершенный, незамкнутый характер. Формулируются понятия «встреча», «противоречия встречи». Показано, как в процессе анализа возможностей аксиоматического метода авторы формируют механизм создания новой модели. Этот механизм состоит в построении иерархического ряда располагающихся друг под другом слоев знания — «направлений». Можно было надеяться, что появление такой модели обогатит современную естественную науку новыми возможностями и приобретениями. Но, как обнаруживается во втором примере, разработанном известным физиком и методологом Карлом Ровелли, все оказывается не так просто. В некоторых случаях вновь созданные нелинейные модели могут привести к ошибочной трактовке развития научного познания. Показано, что применяемая авторами первого примера терминология не вполне адекватна содержанию модели: главный термин, используемый ими — «направление», — является недостаточно определенным. Кроме того, этот термин изменяет смысл проделанного анализа: употреблять термин «встреча», говорить о встрече можно лишь тогда, когда речь идет о тех процессах, которые направлены навстречу друг другу. В связи с этим рассиотренное явление зафиксировапно, как многопотоковая модель развития естественных наук». Не многонаправленная, но многопотоковая. Во втором примере многопотоковой модели К. Ровелли использует эту модель для восстановления единства и целостности научного знания, разрушенного в постклассический период развития науки. Попытка реализации нового синтеза предпринята Ровелли в рамках квантовой теории гравитации. (Мамчур Е.А. О многопотоковой модели развития естественных наук // Электронный философский журнал VOX. Выпуск № 33. Июнь 2021. С. 1-16. DOI: https:/doi.org/10.37769/2077-6608-2021-33-1)

Заметным направлением исследовательской работы этого года стало изучение феномена Мегасайенс (его исторических аспектов). Работа выполнена на уникальном материале, собранном за длительное время. Анализом охвачено нескольких сотен архивных (российских, немецких, американских и британских) источников. Часть материалов была предоставлена двумя немецкими историками. Другая часть материалов, на которые опиралось исследование, - это анализ рассекреченных материалов советской, американской и британской разведок. Конкретно работа касается обширнейших исследований, которые проводились в Германии, начиная с самого начала 1939 г. в рамках Немецкого ядерного проекта, масштабы которых до сих пор мало кому известны. Поражает уже один перечень список (неполный!) проектов, которые проводились в этих рамках. Это прежде всего разработка ядерного и термоядерного (!) оружия, работа над созданием ядерных реакторов, создание мощной ускорительной техники, на которой получались и исследовались трансурановые элементы. разработка вычислительной техники, которые опередили аналогичные работы фон Неймана в Америке на несколько лет, прямая связь всех этих программ с развиваемой космической тематикой. Проведение медико-биологических и генетических радиационных экспериментов, а также первое в мире исследование космических лучей. Впоследствии все эти работы, а также организационная структура (то, что сейчас и получило название Мегасайенс), были взяты на вооружение и в СССР, и в США. (Севальников А.Ю. Венская группа в рамках Немецкого ядерного проекта // Электронный философский журнал VOX. Выпуск № 35. Декабрь 2021. С. 131-150)

В отчетном году проведено исследование использования различных подходов в основаниях математики в математической практике XX-го века. Результаты этой работы были опубликованы в виде приглашенной главы энциклопедического издания, опубликованного в международном издательстве Springer. (Родин А.В. One Mathematic(s) or Many?  Foundations of Mathematics in the 20-th century Mathematical Practice, глава в коллективной монографии под общей редакцией B. Sriraman et al.  Handbook of the History and Philosophy of Mathematical Practice, Springer, Cham, 2021).

Проведен анализ проблемы квантовой структуры времени, возникшей в последние годы в связи с рядом теоретических и экспериментальных открытий в квантовой физике, известных под условным названием «кристаллы времени» (Ф. Вилчек и др. физики). Эти открытия потребовали логического и философского анализа, который и был проведен. В результате в целом установлено, что квантовая структура времени слагается из двух ипостасей, которые можно назвать, с некоторым приближением к точности, идеальной и материальной. Идеальная ипостась − это фазовый, чисто информационный аспект времени. Материальная ипостась представляет собой энтропийный (прямое течение времени) и негэнтропийный (обратное течение времени) потенциалы. В связи с этим поставлен вопрос о том, как можно использовать негэнтропийный (созидательный) потенциал времени в научной и хозяйственной деятельности людей, а также в экологии. (Антипенко Л. Г. Квантово-геометрический подход к постижению времени / Кол. моногр: Феномен времени в современной науке (Возможность нового понимания. Проблема времени в физике XXI века). Отв. ред. А Ю. Севальников.  М.: ЛЕНАНД, 2021. 248 с. С. 185-201. ISBN 978-5-9710-8015-2.)

Мегатема, в раках которой развернута данная работа, ориентирует участников на необходимость философско-методологического анализа новых форм прогноза и управления. В этой связи могут и должны сыграть свою роль результаты философско-методологического анализа природы процессов управления, которые были получены отечественными философами при философском осмыслении кибернетики еще в СССР.

Между тем, в профессиональном и общественном сознании сложилось и закрепилось представление не о том, что наши философы занимались данной важной задачей и очень продуктивно, но что они вроде бы играли «реакционную» роль, фактически выступая «гонителями» кибернетики.

В этой связи осуществлен комплексный философский анализ утверждения и распространения кибернетики в СССР и участия в этом процессе советских философов. Показано, что история кибернетики в СССР в целом имела очень позитивное содержание. Известные антикибернетические выпады действительно имели место, но лишь как несколько самостоятельных акций со стороны идеологизированных философов и специалистов, но единой антикибернетической кампании не было, как не было и пострадавших. В то же время нашими философами была проведена большая и продуктивная работа по осмыслению кибернетики в целом и ее основных понятий, что задает важный концептуальный базис для разворачивания анализа родственных феноменов уже в XXI в. (Крушанов А.А. К истории кибернетики в СССР // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2021. № 12. С. 49-53. ISSN 1997-2857. DOi https://doi.org/10.24866/1997-2857/2021-4/49-53)

 

Показано, что в условиях нарастающего многообразного антропогенного воздействия, как социально-природного, так и, преимущественно, техногенного, закономерности биосферогенеза существенно трансформируются и имеют тенденции к выходу за границы эволюционной нормы. Доказана необходимость обращения к сознательному управлению процессом биосферогенеза на основе соблюдения объективных закономерностей многовековой эволюции биосферы через формирование в обществе широкой экологической культуры, становления экологически ориентированного мышления. (Лисеев И.К. Биосферогенез в условиях антропоцена: эволюция или революция? // Революция и эволюция: модели развития в науке, культуре, социуме: Труды III Всероссийской научной конференции / Под общей ред. А.М. Фейгельмана. [Электронный ресурс]. – Москва: Изд-во «Русское общество истории и философии науки», 2021. – 531 с. С. 51-56. Режим доступа: http://www.rshps.ru/books/rev-evo-2021.pdf. ISBN 978-5-6047228-3-1)

Показаны роль и значение двух недавно ушедших от нас авторитетнейших российских философов-экологов Э.В. Гирусова и А.Д.Урсула в разработке гуманитарных проблем взаимодействия природы и общества, концепции устойчивого развития и теоретических аспектов ноосферы. Дана также оценка их выдающейся роли в становлении и развитии социальной экологии, как современной междисциплинарной области научного знания (Лисеев И.К. Мамедов Н.М., Чумаков А.Н. На пути к гармонии природы и общества (памяти выдающихся философов-экологов) // Использование и охрана природных ресурсов в России. № 4 (164). 2020. С. 92-94).

Рассмотрена одна из интереснейших проблем теоретической биологии, истоки которой обнаруживаются уже в философии античности (Анаксимандр, Аристотель), но до сих пор не получившая должного разрешения. Это вопрос о единстве «плана строения» живых организмов. Особенно активно он обсуждалась в 18-19 веках. На пике дискуссии исследователи разделились на два лагеря: так называемые «жоффруисты» (сторонники Жоффруа Сент-Илера) и последователи Кювье. Обеими сторонами было выдвинуто несколько остроумных гипотез. Параллельная дискуссия в среде эмбриологов (на ту же тему) привела к разделению ученых на преформистов и эпигенетиков. В морфологии центр тяжести проблематики был смещен в сторону выявления и описания формообразующих механизмов (А.Г. Гурвич). Но, по мере возрастания влияния генетики, утвердилось мнение (совершенно необоснованное), что решение всех проблем кроется в геноме. Однако, уже с 50-х годов 20 века начинает развиваться направление, получившее название «эпигенетика» (Уоддингтон) и утверждающее существование механизмов наследственности, не записанных в геноме, но влияющих на морфогенез. В работе показано, что именно с эпигенетикой связаны современные надежды на прорыв в вопросе о едином плане строения живых организмов. (Хен Ю.В. План строения живых организмов. История вопроса // Научный результат. Социальные и гуманитарные исследования. Том 7. № 3. 2021. С. 16 -23)

Проведен философский анализ одной из наиболее влиятельных концепций соотношения биологического и социального, а именно социобиологии, которая рассматривает социальность как результат эволюционного развития. Э. Уилсон, основатель данного направления, полагал, что предпосылки социального поведения можно найти уже в живой природе, причем, не только у высших млекопитающих, но даже у насекомых. Рассматриваются концептуальные трудности, не позволившие осуществить «новый синтез» знаний о человеке. Представлены возможные альтернативы социобиологии, наиболее перспективной из которых (по мнению автора) является биофилософия и связанный с ней переход от антропоцентризма к биоцентризму. (Хен Ю.В. Природа человека в зеркале социобиологии // Материалы XII Всероссийской научно-практической конференции с междунар участием «Проблема соотношения естественного и социального в обществе и человеке». (18–19 мая2021 г. г. Чита). Чита: Изд-во ЗабГУ. 2021. С. 159 – 168.)

Проанализирован процесс трансформации представлений об информационном обществе в социуме и культуре от стадии ожиданий воплощения основных его параметров до особенностей видения и оценки характеристик, ставших сегодня повседневной реальностью. За время своего существования идея информационного общества претерпела значительные изменения, появилось множество концепций информационного общества, а также связанных с ними концепций сетевого, коммуникативного, цифрового общества. В определениях и оценках информационного общества, предложенных философами и социологами в 80-90-х годах прошлого века, подчеркивались его достаточно оптимистичные для общества технологические характеристики. Спустя три десятилетия, в рассуждениях о влиянии этих характеристик на повседневную жизнь стали превалировать негативные оценки современного «информационного ландшафта». «Технологический оптимизм» сменяется «гуманитарным пессимизмом», то есть акцент с технологических достижений смещается на воздействие информационных технологий на человека, его психоэмоциональное состояние, сознание, мировоззрение, когнитивные способности. Проведен анализ реальных изменений сознания, психики и мозга человека, вызванных внедрением информационных технологий в повседневную жизнь людей. Сделан вывод о том, что вышеперечисленные тенденции ведут к формированию негативного образа «цифрового общества», к неприятию связанных с ним реалий. Но тот факт, что информационное общество в своем идеальном воплощении не состоялось, не отменяет возрастания роли информационных технологий в современной жизни. И на этом фоне необходим целенаправленный, в том числе и философский анализ релевантных проблем с целью осмысления того, как можно сбалансировать образ системы «человек – информационная среда». Существенную роль в таком анализе может сыграть информационная экология. (Петрова Е.В. Образ информационного общества в культуре: оптимизм сменяется пессимизмом // Вопросы философии 2021. № 8. С. 25-35.)

Проведен анализ социальных и биологических аспектов нового раздела экологической науки – информационной экологии. Показано, что информационная среда стала новой средой обитания человека. Проанализирована острая экологическая проблема современности – информационное загрязнение. Сделан вывод о том, что в современной информационной среде перестройке подвергаются как социальные (межличностные связи, семья, образование, профессиональная деятельность), так и биологические (мозговая деятельность) основы человеческого бытия. (Петрова Е.В. Информационная экология: социальные и биологические аспекты // Материалы XII Всероссийской научно-практич. конференции с междунар. участием. Чита, ЗабГУ, 2021. С. 105-119.)

Проведен анализ места и роли, а также проблем и перспектив информационной экологии в структуре современного экологического знания. Информационная экология представлена как современное становящееся междисциплинарное научное направление, зародившееся в рамках экологии человека и изучающее, в широком смысле, закономерности взаимодействия человека и окружающей информационной среды. Информационная (цифровая) среда, окружающая современного человека, становится средой его постоянного пребывания, своего рода экосистемой. Это позволяет распространять на нее экологические принципы и законы, например рассматривать информационное загрязнение как один из видов загрязнения окружающей среды. Разработка правил и принципов информационной экологии является очень важной задачей современности, так как позволяет человеку и обществу оптимизировать взаимодействие с информационной средой, нивелируя ее негативное влияние и максимально используя предоставляемые возможности. Сделан вывод о том, что экологическая наука постепенно становится все более философски нагруженной и развитие информационной экологии является неотъемлемой частью этого процесса, так как она имеет дело с сознанием, мировоззрением и когнитивными способностями человека, преобразующимися под воздействием информационной среды. (Петрова Е.В. Проблемы и перспективы информационной экологии в общей структуре экологического знания // Культурно-историческое измерение современной науки / Под ред. Б.И. Пружинина, Т.Г. Щедриной. М.; СПб.; Белгород: Центр гуманитарных инициатив, 2021. - 234 с. ISBN 978-5- 98712-305-8. Тираж 500 экз. С. 118-132)

Описаны черты новой реальности, возникшей за последние два года: элементы абсурда, слом привычной картины мира и стереотипов поведения современного человека, его фрустрация как следствие данных процессов, возросшая агрессивность, рост количества людей с депрессией и другими расстройствами психики. Даны конкретные рекомендации, как вести себя в ситуации абсурда, пропагандируется общение без каких-либо технических средств по принципу «глаза в глаза», а также уникальная роль малых групп в перспективах техногенной цивилизации. (Королёв А.Д. Человек в современном мире абсурда // Человек в современном мире: пандемия и новый технологический уклад. Сборник научных трудов / Сост., ред. М.В. Бахтин. М.: Энциклопедист-Максимум, 2021. 447 с. С. 101-114. (0,9 п.л.).

 

Исследована логико-эпистемологическая проблема соотношения сознания и языка в контексте архивного документа (письмо Николая Ивановича Жинкина Павлу Сергеевичу Попову. Проанализирована идеи, высказанные Н.И. Жинкиным в поздний – психологический – период творчества в сопоставлении с его ранними – философскими – интересами, мотивированными концептуальными построениями его учителя Г.Г. Шпета (прежде всего, его феноменологически ориентированными исследованиями «внутренней формы слова»). Центральным для исследования стало понятие «внутренняя форма», европейские истоки его возникновения, траектория его исторического движения в России из философии (Г.Г. Шпет) в лингвистику (Р.О. Якобсон) и психологию (Н.И. Жинкин), а также смысловые трансформации, происходящие с ним при переносе из сферы философии в конкретные научные области знания. При этом демонстрируется историческая преемственность русской дореволюционной философии и научно-гуманитарной мысли советского периода. В методологическом плане были исследованы особенности применения философских идей в их проекции на формирующиеся собственно научные позитивные исследования. Когда положительная (пусть и гуманитарная) наука усваивает какой-либо инициированный философией подход, она акцентирует релевантные к данной, исследуемой предметной области аспекты его концептуального содержания, и тем самым определяет его идейный и понятийный потенциал. Такое смысловое ограничение философских идей и понятий, возникающее в ходе их проекции на позитивное научное исследование, останавливает их динамику, что является неизбежной расплатой за их конкретную когнитивную эффективность (Пружинин Б.И., Щедрина Т.Г. Внутренняя форма между логикой и семантикой: В. фон Гумбольдт – Г. Шпет – Р. Якобсон – Н. Жинкин. Жинкин Н.И. Письмо П.С. Попову. Публикация Б.И. Пружинина и Т.Г. Щедриной // Вопросы философии. 2021. № 7. С. 91–104.

Проведен анализ эпистемологических параметров феномена экспертизы, выявлены социальные и когнитивные особенности использования научного знания для обоснования объективности экспертных заключений. Показано, что сегодня сфера экспертных практик весьма расширилась. Соответственно, возросло и количество исследований, в том числе и философских, обстоятельно рассматривающих этот феномен прежде всего в связи с возрастанием его роли в оценке социально-гуманитарных рисков, которые несет внедрение научно-технических достижений. При этом обращается внимание и на тот факт, что именно благодаря значительному расширению сферы экспертной деятельности деформируется характер самой экспертизы — нарастает ее зависимость от социальных контекстов, теряется ее объективность. Прояснены причины нарастания этой зависимости в связи со спецификой эпистемологических параметров знания, которое используется в качестве научного основания экспертных заключений. Этот аспект экспертизы, как правило, выпадает из поля зрения и ее исследователей, и самих экспертов. Современные философы и методологи науки констатируют прямую зависимость экспертизы от прикладных (т. е. ограниченных практическими запросами) разработок, тогда как условием объективности экспертных заключений является обязательное обращение экспертов к фундаментальной науке, мотивированной стремлением расширить сферу целостного знания о мире. Это условие высвечивается благодаря эпистемологическому ракурсу осмысления экспертных заключений, позволяющему включить в сферу самосознания эксперта дополнительные критерии их объективности. Сделан вывод о том, что актуализация таких критериев становится сегодня обязательным условием эффективной экспертизы, удерживающей высокий социальный статус (Пружинин Б. И. Экспертиза как эпистемологический феномен // Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология. 2021. Т. 37. Вып. 3. С. 393–402.

Исследованы методологические особенности наиболее продвинутых – полидисциплинарных – направлений современной науки, в основании которых лежат экспериментальные практики с особыми техническими параметрами. С точки зрения философии науки, их специфика напрямую связана с проблемой воспроизводимости результатов, ведь у сотрудничающих дисциплин уровень чувствительности к техническим деталям и побочным эффектам различен, и к тому же различаются языки, на которых обсуждаются детали и точность реального воспроизведения эксперимента. В центре внимания эпистемологов оказывается прежде всего вопрос о том, возможна ли репликация (т.е. абсолютно точное повторение) результатов эксперимента в полидисциплинарном пространстве. И если нет, то что в процессе такого экспериментирования с конкретным предметным полем считать существенным, а что побочным, что рассматривать в качестве лишь фона, а что допустимо представлять как воспроизводимый результат? Кроме того, методологическое осмысление воспроизводимости такого рода эксперимента приобретает особую эвристическую значимость в связи с анализом «отклонений», возникающих при его репликации. Сделан вывод о том, что реальное повторение эксперимента может рассматриваться не только как нормативный критерий научного статуса его результатов, но и как когнитивный инструмент, открывающий новые исследовательские перспективы. Именно в этом качестве т.е. как инструмент расширения исследовательских горизонтов, требование воспроизводимости в полидисциплинарных экспериментальных практиках оказывается в центре внимания современной философско-методологической рефлексии над наукой (Пружинин Б.И. Воспроизводимость эксперимента как инструмент познания (эпистемологический анализ) // Вопросы философии. 2021. № 10. С. 18–28.

Исследованы антропологические аспекты кризиса современной цивилизации. Особенно важным представляется обращение к конкретному историческому, личностному опыту переживания кризиса. Сегодня для многих исследователей очевидно, что процессы, деформирующие структуру цивилизации, не ограничиваются сферой геополитических, социально-политических, экономических, технологических и прочих измерений общественной жизни. Но при этом зачастую не учитывается, что эти процессы, если угодно, «опустились» (точнее углубились) до уровня отдельного человека, что придает его индивидуальному жизненному миру оттенок неопределенности (с элементами риска). Кризис ныне не исчерпывается тем, что социальные потрясения и природные катастрофы врываются извне в жизнь человека, деформируя ее общественные и затрагивая естественные характеристики. Такого рода воздействия люди испытывали во все времена, периодически сталкиваясь с требованиями, которые предъявляли им цивилизационные перестройки. Мир, который человек постоянно изменял под себя, открывает теперь перед ним возможности трансформации видовых характеристик телесности, что, в свою очередь, влечет за собой радикальное изменение форм (столь же видового) общественного бытия антропоса. Человек посягнул на самого себя как часть этого мира. И такого рода «посягательства», проявляющиеся на уровне отдельного человека, собственно, и есть, на мой взгляд, центральная проблема современной философской антропологии. Обращение к экзистенциально напряженному жизненному опыту и размышлениям людей, вырванных из своей культурной среды и переживающих кризис, по сути, в одиночку, приобретают глубокий смысл для нас сегодняшних (Пружинин Б.И., Антощенко А.В., Галчева Т., Голубович И.В., Гурин Д.В., Щедрина И.О., Щедрина Т.Г., Янцен В.В. Кризис современной культуры: взгляд из истории русской философии (Федотов – Вейдле – Ландау – Бицилли). Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. 2021. № 12. С. 184–212.

Проанализирован один из важнейших нормативных компонентов научного знания: воспроизводимость результатов эксперимента. Показано, что в современной науке именно этот параметр проблематизируется и прежде всего потому, что она сама изменилась, в ней отчетливо проступило различие между прикладными и фундаментальными исследованиями (а точнее, между их познавательными установками). Прикладные исследования нацелены, как правило, на конкретный практический результат, а фундаментальные – на расширение сферы знания. Как следствие такого разграничения, изменяется и нормативная структура экспериментальной проверки. В прикладных исследованиях на первый план выходит именно необходимость точного повторения результатов эксперимента (простая репликация), в то время как в фундаментальной науке воспроизводимость, не теряя своих нормативных функций, стала выполнять также роль инструмента расширения знания. Сделан вывод о том, что в современной фундаментальной науке интерес ученых сосредоточивается не только на воспроизведенных параметрах эксперимента, но и на фиксации отклонений. Особенно отчетливо это обстоятельство проявилось при апелляциях к воспроизводимости в ходе  экспериментальной работы  в рамках мегасайенс. (Пружинин Б. И. Методологические функции воспроизводимости знания в современной фундаментальной науке // Культурно-историческое измерение современной науки / Под ред. Б.И. Пружинина, Т.Г. Щедриной. М.; СПб.; Белгород: Центр гуманитарных инициатив, 2021. - 234 с. ISBN 978-5- 98712-305-8. Тираж 500 экз. С. 11-19).

Исследовано влияние традиций русской философии XIX – XX вв. на проблематику дискуссий в российской эпистемологии. Прослежены конкретные изменения, происходящие сегодня в осмыслении отечественных философских традиций (в частности, отказ от трактовки русской философии как исключительно религиозной) и эксплицированы обстоятельства, в силу которых происходящие изменения стимулируют актуализацию русской философской мысли. В центре внимания – «эпистемологический стиль» (особого рода познавательная установка) современной российской философии, в котором ярко проявились черты «положительной философии» на русской почве XIX–XX веков, – стремление к построению изначально «цельного» знания, способного «удовлетворить не только требованиям нашего ума, но и запросам нашего сердца» (Н. Я. Грот). По сути, это была попытка методологически эффективно соединить ценностные и когнитивные установки, постулируя в качестве глубинной цели познания «общезначимость» видения реальности. Продемонстрировано, как концептуальный потенциал этого эпистемологического стиля фактически определяет сегодня контекст интенсивно идущих ныне в российской философии дискуссий, в которых сталкиваются релятивистские и реалистические трактовки познания (споры о «достоинстве знания», о природе научной коммуникации (вокруг понятия «зона обмена» П. Галисона), о соотношении прикладной и фундаментальной наук, о роли историзма в познании, о проблемах реконструкции реальности в гуманитарном познании др.). Особую значимость для осмысления обсуждаемых в этих дискуссиях проблем, приобретает акцентированный в русской эпистемологической традиции методологический смысл идеи общения как цели познания и связанные с этой идеей своеобразное понимание культурной самоценности знания, историзма познания, знаково-символическая трактовка знания, акцентуация личностного смысла познания и антиномическая трактовка рациональности (Boris I. Pruzhinin and Tatiana G. Shchedrina. A Return to Tradition: The Epistemological Style in Russia’s Post-Soviet Philosophy // The Palgrave Handbook of Russian Thought Editors» / Marina F. Bykova, Michael N. Forster, Lina Steiner. Palgrave Macmillan, 2021. C. 423–443.)