Институт Философии
Российской Академии Наук




  Основные научные результаты
Главная страница » » Сектор философских проблем творчества » Сотрудники » Смирнова Наталия Михайловна » Основные научные результаты

Основные научные результаты

      • Проанализированы когнитивные презумпции анализа творчества как смыслообразующей деятельности человека в парадигмах феноменологического конституирования и постмодернистской деконструкции;
      • Анализ смысла как идеальной предметности эпистемологии в зеркале герменевтических практик позволил выявить его коррелятивность не только историческим типам рациональности в социальном познании, но и соотношение с релевантными универсалиями культуры (результаты 2018 г.)

      Другие результаты:

  • Реконструированы исторические типы рациональности в социальном познании. Проанализированы культурные предпосылки и  философско-методологические характеристики классического, неклассического и (пост)неклассического (В.С. Степин) этапов в развитии методологии социально-исторического анализа;
  • Показано, что применение неклассических  социально-конструктивистских методологий к анализу традиционных понятий классической социальной философии позволяет смоделировать более объемный и многомерный образ социальной реальности, новые измерения которого выражены в понятиях  коммуникативного пространства, интерсубъективности, социальных бифуркаций, повседневности, жизненного мира, социального онтопоэзиса. Показано, что использование потенциала неклассических методологий (символического интеракционизма, социальной феноменологии, этнометодологии и др.) позволяет не только эксплицировать ценностно-смысловое содержание социального опыта и архетипы восприятия социальной реальности, но и реконструировать механизмы социокультурной динамики;
  • Эксплицированы социально-онтологические основания и пределы адекватности классической социальной методологии. Исследована феноменологическая альтернатива классической социальной методологии как вариант неклассического социально-философского мышления;
  •  Выявлен объяснительный потенциал феноменологической дескрипции в социальных науках. Проанализированы феноменологические смыслы проблемы «чужих сознаний» как в трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля, так и в постгуссерлевской феноменологической критике;
  • Вскрыт эвристический потенциал трансцендентальной феноменологии для современной эпистемологии и когнитивных социальных наук. Осуществлен анализ феноменологической эпистемологии в междисциплинарных исследованиях, феноменологический анализ неклассического типа междисциплинарности. Показано, что феноменологический анализ не только  проясняет неявные (подразумеваемые) смыслы фундаментальных концептов когнитивных социальных наук, т.е. эксплицирует скрытые предпосылки и «выговаривает умолчания», но и  способствует устранению скрытых противоречий в их философских основаниях;
  • Исследованы когнитивные характеристики процесса миграции методологических смыслов феноменологической философии на область когнитивных социальных наук (социологии, историографии, философской антропологии, педагогики и т.д.).  Это позволило построить многомерную модель феноменологического движения в социальных науках и эксплицировать экзистенциальные горизонты  человеческой субъективности в междисциплинарных контекстах (социологии «малых групп» и психологической теории «зеркального эго»);
  • Осуществлен  анализ концептуального каркаса социальной феноменологии как теоретического синтеза трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля и «понимающей» социологии М. Вебера.  Показано, что приложение феноменологических методов к области социологических исследований позволяет:  прояснить «сдвиг значений» социологических понятий на различных уровнях концептуального анализа,  эксплицировать характеристики «фонового знания» (background knowledge) как когнитивного основания социальных коммуникаций, построить многомерную и философски изощренную модель социального
  • Сформулированы феноменологические императивы эпистемологии жизненного мира. Они основаны на когнитивных презумпциях активистски-деятельностной (несозерцательной) концепции познания, невозможности внеязыковокого доступа к структурам жизненных миров, а также на методологическом императиве экспликации содержания научных понятий в структурах жизнемировых значений;
  • Исследованы социально-философские импликации жизненного мира как конечной области социальных значений повседневного (обыденного) мышления и культурной символики.
  • Проанализированы когнитивные особенности феноменологического конструктивизма. Показано, что феноменологический конструктивизм с присущим ему «вынесением за скобки» онтологических смыслов  бытия (предикатов существования) и акцентом на смысловой структуре жизненного мира сформировал решающие когнитивные предпосылки трансформации умеренного когнитивного конструктивизма  (вполне совместимого с научным реализмом) в радикальный – со свойственным ему  представлением о реальности  как онтологизации фундаментальных характеристик познавательной деятельности человека. Показано, что феноменологический конструктивизм заложил глубокий философский фундамент радикализации умеренного конструктивизма в эпистемологии;
  • Исследован эвристический потенциал этнометодологии, проанализированы когнитивные пределы этнометодологической программы исследования речевых коммуникаций (парадокс бесконечной триангуляции А. Спикурела и т.п.); 
  • На основе анализа когнитивных особенностей феноменологического конструктивизма эксплицированы феноменологические предпосылки в становлении постмодернистской эпистемологии: механизмы когнитивной динамики от феноменологического конституирования – к постмодернистским стратегиям деконструкции;
  • Выявлены основные параметры феноменологической модели соотношения научного и вненаучного социального знания. Вскрыт эвристический потенциал и когнитивные пределы феноменологического императива «чистоты метода»: методологического требования экспликации жизнемировых корней содержания научных понятий;
  • Исследован горизонт  значений и эвристический потенциал концепта интерсубъективности как   трансцендентального основания социальных коммуникаций, с одной стороны, и как   основания коммуникативной программы обоснования знания в парадигме  (пост)неклассической рациональности, с другой;
  • На основе анализа междисциплинарных моделей интерсубъективности реконструированы принципиальные трудности экспликации когнитивных границ коммуникативной парадигмы в теории познания.
  • Исследована когнитивная роль воображения в смыслообразующей деятельности человека, его пограничное положение между чувственностью и мышлением, а также роль воображения в процессах научной концептуализации.
  • Определен эвристический потенциал и когнитивные пределы радикального натурализма в эпистемологии. Дана оценка когнитивным перспективам «натуралистического поворота» в современной эпистемологии на основе концепций «расширенного сознания», «нейрофилософии» и философии искусственного интеллекта. Показано, что когнитивные вызовы со стороны радикального натурализма, направленные на построение неинтенциональной эпистемологии, ведут к фактической девальвации роли философии в современной культуре
  • Задана референтная структура понятия творчества как горизонта смыслообразующей деятельности человека. Когнитивный аспект творчества определен как расширение семантических пространств человеческого мышления, деятельности и социальной организации. Исследована когнитивная структура смысловых образований как идеальная предметность социальной эпистемологии и интенциональный объект логико-методологического анализа.
  • Проанализированы наиболее перспективные философские и когнитивно-научные проекты исследования смысловых образований: философско-аналитический, феноменологический, менталистский, лингво-коммуникативный. Показано, что развертывание исследования смысла в рамках проекта аналитической философии осуществляется посредством «расщепления» смысла (прямой, конвенциональный и первичный). Показано также, что феноменологический анализ позволяет выявить скрытые трудности лингво-коммуникативного проекта. Обосновано, что философский анализ выступает всеобщей матрицей содержательного синтеза когнитивно-научных подходов к анализу смысловых образований.
  • Проанализированы проблемы смещения смысла в семантическом пространстве, эксплицированы основные проблемы эпистемологии метафоры. Показано, что развитие теорий метафоры и когнитивной герменевтики коррелирует с превалирующим типом рациональности в социальном познании.
  • Осуществлена когнитивная рефлексия неоромантической концепции метафоры (А. Ричардс) и семантического интеракционизма (М. Блэк) в их концептуальной полемике с неопрагматической концепцией метафоры Д. Дэвидсона. Показана эвристическая роль метафоры в естественнонаучном познании (М. Хессе).
  • Проанализированы исторические типы когнитивной герменевтики, соответствующие историческим типам рациональности в социальном познании. Показано, что  содержание понятия смысла  относительно к процедурам его теоретической реконструкции.
  • Проанализированы  когнитивно-научные предпосылки (концепция порождающих грамматик» Н. Хомского и др.) «синтетическной» концепции метафоры П. Рикера как прививка феноменологических методов к когнитивной герменевтике, показана роль метафорического напряжения в трансформации отношения субъекта-предиката, выявлен ее онтологический смысл как возможность альтернативных переописаний (и как следствие – новых возможностей) жизненного мира человека.