Институт Философии
Российской Академии Наук




  2010
Главная страница » » Сектор античной и средневековой философии и науки » Научные результаты » 2010

2010

Важнейшие результаты законченных исследований:

1. В ходе исследования философии неоплатонизма было показано, что разработанное в позднем неоплатонизме учение о генадах явилось неизбежным следствием представлений о Первоначале как о трансцендентном, не зависящем от своих следствий принципе. По всей вероятности, это учение обязано своим возникновением толкованию платоновского «Парменида» и, в частности, идее рассматривать предикаты Единого в первых двух гипотезах как характеристики различных типов единств. Мы установили, что автором этой идеи мог быть Ямвлих и попытались реконструировать ямвлиховскую теорию генад, признав неудовлетворительными существующие на сегодняшний день реконструкции. Согласно нашей трактовке, ямвлиховские генады представляют собой не порождения Единого, как у афинских неоплатоников, а модусы его бытия причиной, поскольку в силу присущего Ямвлиху понимания трансцендентности, абсолютный и обособленный от всего иного принцип считается не противостоящим, а как бы включающим в себя свои следствия. (См.: Месяц С.В. Проблема трансцендентного начала в неоплатонизме и учение о генадах // Историко-философский ежегодник 2009. М. 2010. С. 33-60)

 

2. В статье «Свобода и онтология морального зла в теодицее Оригена» демонстрируется, каким образом понятия морального зла и свободы, сами по себе используемые Оригеном прежде всего при обсуждении проблем этики и теодицеи, укоренены в более широком контексте онтологических представлений о природе твари (взаимосвязь возникновения, гибели и изменчивости в онтологической конституции тварных сущих), которые вобрали в себя целый ряд распространенных идей, характерных как для платонизма, так и для патристической традиции. (См.: Серёгин А.В. Свобода и онтология морального зла в теодицее Оригена // Космос и душа (Выпуск второй). Под. ред. А.В. Серёгина. М. Прогресс-Традиция. 2010 С. 139-174)

 

3. Проанализированы концепции объяснения природы техники Павла Флоренского, Мартина Хайдеггера и Фридриха Дессауэра. Опора на полученный ими результат – инструментальное и антропологическое объяснения природы техники вторичны в отношении к объяснению  онтологическому - позволила обнаружить онтологическую Пропись (понимаемую как упорядоченную субструктуру бытия) и на её основе  выявить исток современной техники. В работе показано, что в основании современной техники и построенной на её основе технической цивилизации лежит специфическое понимание природы времени – темпоральная асимметрия «будущего» в отношении «настоящего» и «прошлого»: современная техника есть техническая форма реализации «эсхатологического проекта». Утверждение власти эсхатологической формы техники провоцирует антропологическую трансформацию – появление феномена «цивилизьяны», существование которой, в свою очередь, подчиняется закону обратного отношения индвидуации и дузиндивидуации человека. В работе проанализированы также онтологические условия появления  «анантропа» и биомедицинские следствия рационального проекта Декарта. (См.: Павленко А.Н. Возможность техники, Спб, Алетейя, 2010, 14 п.л.)

 

4. Проанализировано общее понятие живого в курсах 17 в. «De anima» (на материале философских курсов П. Уртиадо де Мендосы, Т. Компотона Карлтона, Х. Де Агилара). Выявлена дистинкция физической / интенциональной жизни, базовая для антропологических учений в схоластике 17 в. (См.: Вдовина Г.В., Шмонин Д.В. Жизнь и живое в трактатах XVII в. «О душе». Вестник РХГА. 2010. Т 11. Вып. 3, С. 56-69.)

 

6. Проанализирована в ее главных узловых моментах традиция философии жизни (Дильтей – Ницше – Бергсон). Показаны ее концептуальные истоки у Плотина, обращено внимание на актуальность нового философствования, ставящего в центр феномен жизни. Кроме того,  показаны идейные истоки концепции гуманитарного знания Дильтея, а также  сохранение значимости выдвинутой немецким философом дихотомии между пониманием и объяснением  в современной познавательной ситуации. Проанализирована также философия жизни Ницше в ее главных моментах и при этом показана несостоятельность его попытки концептуализации жизни без обращения к идее превосходящего нашу жизнь смысла. (См.: Визгин В.П. Три силуэта в свете двойной звезды жизни и культуры. Жизнь как философская идея: Дильтей – Ницше – Бергсон. К постановке проблемы // Философские науки (ФН). 4. 2010. С. 5-15.)

 

7. Публикация, анализ и перевод писем и меморандумов, направленных Г.В. фон Лейбницем Петру I, обнаруживает, что и сам Петр, и позднейшие российские государственные деятели в своей деятельности по учреждению в России инфраструктуры наук, образования и научных исследований (Академия наук, университеты, библиотеки, естественноисторические и художественные музеи, научные экспедиции, геологические программы и проч.) с поразительной точностью следовали рекомендациям Лейбница. Это во многом объединяет историю отечественных научных и образовательных заведений с таковыми же на территории Германии и позволяет выдвинуть в качестве одного из объяснений устойчивости и продуктивности отечественной научно-образовательной структуры рационалистические принципы и комплексный подход, с самого начала заложенные в ее основе. Издание было осуществлено совместными усилиями проф. А.А. Россиуса (ИФРАН) и проф. В. Кальтенбахера (Итальянский институт философских исследований) одновременно на двух языках – по-русски и по-итальянски (Гуманистическая наука по Лейбницу и назначение академий. Москва-Неаполь, 2010; L’umanesimo leibniziano e le accademie. Napoli-Mosca, 2010).