Институт Философии
Российской Академии Наук




  Юнусов Артем Тимурович
Главная страница » » Сектор истории западной философии » Сотрудники » Юнусов Артем Тимурович

Юнусов Артем Тимурович

Юнусов Артем Тимурович, младший научный сотрудник Института философии РАН

   

 

Год и место рождения


16 июня 1991, г. Свердловск.

 

 

 

Образование

  • Философский факультет МГУ имени М.В.Ломоносова, кафедра истории и теории мировой культуры (2008–2013).
  • Аспирантура философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, кафедра истории зарубежной философии (2013–2016).

 

 

Researcher ID

Ученые степени

  • Кандидат философских наук, 2017: «Структура доказательного знания во Второй аналитике Аристотеля» (научный руководитель доц. Д.В. Бугай; МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва)

Сфера научных интересов

  • История античной философии,
  • Аналитическая философия.
  • Темы специальных исследований: логика, эпистемология и учение о методе Аристотеля.
Профессиональная деятельность
  • Младший научный сотрудник Института философии РАН, с 2017 г.
  • Ассистент кафедры истории и философии Московского государственного социального университета (2016 – настоящее время).
Исследовательские проекты
  • «Четвертая книга "Метафизики" Аристотеля ("Гамма"): ее истоки, содержание, истолкование в греческой и латинской философской традиции» (РГНФ, 2015–2017), проект № 15-03-00864, участник коллективного проекта.
  1) "На удивление связная" Вторая аналитика // ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение и классическая традиция. 2018. Вып. 1. С. 99–108.

2) Гипотезы как предикативные начала доказательного знания во «Второй аналитике» Аристотеля // Историко-философский альманах. 2018. Вып. 6. С. 81-98.

Конференции.

Two Epistemological Perspectives in David Chalmers´ Project of Conceptual Analysis. Доклад на международной конференции uAnalytiCon-2018: Ментальное и границы языка, 10-12 мая, г. Екатеринбург, УрФУ.
Публикации Статьи
 
  • Гипотезы как предикативные начала доказательного знания во «Второй аналитике» Аристотеля // Историко-философский альманах. 2018. Вып. 6. С. 81–98. – (ISBN 978–5–93883–361–6)

Статья является рецензией на недавнее крупное исследование, посвященное целостному истолкованию «Второй аналитики». С одной стороны, в ней дается общий очерк идей, используемых Бронштейном для сложного дела интерпретации учения «Второй аналитики», с другой – рассматривается состоятельность некоторых из этих идей. В частности, подвергается критике как плохо обоснованная текстом концепция двух моделей доказательств, а также демонстрируется, что предлагаемый Бронштейном набор «ингредиентов» науки не может быть правильным, поскольку не согласуется с теми примерами построения доказательств, которые дает сам Аристотель.

  • Определения в доказательствах «Второй аналитики»: большие или меньшие термины? // Вопросы философии. 2017. №8. С. 166‒179.
В статье рассматривается вопрос, являются ли определения, используемые в доказательных силлогизмах “Второй аналитики” Аристотеля в качестве посылок, определениями больших или меньших терминов силлогизма. Во-первых, я показываю, что, вопреки традиционному понимаю этого вопроса, во “Второй аналитике” во всех случаях речь идет об определениях больших терминов: в пользу этого говорят все релевантные свидетельства текста, тогда как об обратном текст прямо не свидетельствует ни разу. Во-вторых, я демонстрирую, на каких ошибках покоится традиционное предположение о том, что доказательство происходит через определение меньшего термина. Одной из этих ошибок является попытка представить себе процесс доказательства, описываемый во “Второй аналитике”, по аналогии с платоническим диайресисом, что приводит исследователей к ориентации на неадекватные и второстепенные для самого Аристотеля примеры доказательства. Другой главной ошибкой является имплицитное предположение о том, что процесс доказательства субстанциального свойства должен прямо отражать в себе один из конкретных видов субстанциальной связи между доказываемым свойством и субъектом доказательства, описанных в I.4 “Второй аналитики”. Я показываю, что отказ от этих двух ошибочных интерпретационных ходов не только абсолютно оправдан, но и дает нам намного более связную картину “Второй аналитики”.
В статье рассматривается принцип противоречия в его изначальном статусе в контексте философии Аристотеля – в качестве одного из «общих начал» всех наук – и ставится вопрос о способе функционирования общих начал в рамках модели «доказательной науки» Аристотеля. На основе анализа учения «Второй Аналитики» и «Метафизики» делается вывод о том, что учение Аристотеля о применении общих начал содержит в себе противоречие, и предлагается историческое объяснение причин этого противоречия на основе гипотезы о происхождении «первых начал» философии Аристотеля из аксиоматических начал античной математики.
  • Эссенциализм и семантическая теория Аристотеля в современной аналитической философии // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2016. № 4(36). С. 112‒119.
Рассматривается достаточно распространённая в современном англоязычном философском сообществе практика сравнения определенных частей учения Аристотеля (его «эссенциализма» и элементов его «семантической теории») с теориями С. Крип-ке и X. Патнэма. Учитывая современное состояние понимания тех частей учения Аристотеля, с которыми сравниваются теории Крипке и Патнэма, я прихожу к выводу, что плодотворность такой практики крайне сомнительна.
В статье проводится сравнение общей теории научного знания (ἐπιστήμη) Аристотеля, как она изложена во «Второй аналитике», с теорией науки «первой философии», представленной в IV книге «Метафизики». При этом указанные две теории сопоставляются путем сравнения их локальных черт, не исходя из заранее принятого общего представления об их соотношении. Автор проводит сравнение по следующим пунктам: особенности предмета научного рассмотрения, особенности исследуемых свойств, отношение к «первым началам» науки, вопрос о доказательности науки в целом. Вопреки распространенному в научной литературе представлению, делается вывод о том, что проект «первой философии», данный в IV книге «Метафизики», подразумевает построение, пусть и существенно отличной от «частных» наук «Второй аналитики», но все же именно доказательной науки, главной целью которой оказывается доказательная характеристика любых существующих вещей с точки зрения их наиболее общих свойств на основе определений этих присущих всем существующим вещам свойств.
  • Проблема хронологии логических трактатов Аристотеля в работах исследователей XX в. // Вопросы философии. 2015. № 5. С. 179‒190.
В статье ставится вопрос о целесообразности изучения хронологии логических трактатов Аристотеля. Для ответа на него предпринимается обзор существующих исследований хронологии "Органона". В результате анализа соотношения целей исследований такого типа и предлагаемых в них решений, делается вывод, что исследования хронологии в существующем на настоящий момент виде не могут быть нам полезны для решения проблем, которые встают перед нами при интерпретации логического наследия Аристотеля.


Переводы

  • Иоанн Дунс Скот. Вопросы к первой книге трактата «Об истолковании» Аристотеля (6-8) / Перевод Д. Маслова и А. Юнусова // Историко-философский альманах. Т. 5. 2015. С. 28‒44.


Рецензии

  • "На удивление связная" Вторая аналитика. Рецензия на книгу David Bronstein. Aristotle on Knowledge and Learning: The Posterior Analytics. New York: Oxford University Press, 2016. ΧΙΙΙ, 272 pp.// ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение и классическая традиция. 2018. Вып. 1. С. 99–108.  DOI: 10.21267/AQUILO.2018.12.1041
  • Платонодицея. Рецензия на «Единство Платоновского "Государства"» Д.В. Бугая // Финиковый компот. 2017. №12. С. 141‒148.


Научно-популярные публикации

  • Козлоолень против Бармаглота: 2500 лет небытия. Часть I. Мертвецы и призраки // Финиковый компот. 2015. №9. С. 14‒21.
Функция референции, соотнесения слов с предметами, о которых эти слова толкуют, оказывается фундаментальной для нашего понимания языка: каждый, кто считает, что он может рассказать, что значит для слов «значить», рано или поздно сталкивается с необходимостью высказаться о том, как именно слова соотносятся с предметами внешнего мира. До тех пор, пока мы тестируем указанную теорию референции на азбучных случаях — столах, стульях и прочей философской мебели, — она может оставаться вполне сносной. Однако стоит нам двинуться в сторону предметов, оказывающихся не в столь непосредственной для нас досягаемости, как мы рискуем угодить сразу в целый мир философских бед и несуразностей. Например, увязнуть в Бороде Платона. “Борода Платона” (названная так, потому что о нее тупится Бритва Оккама) — достаточно недавнее название для одного из самых древних и зубастых философских капканов: проблемы невозможности референции к несуществующим объектам.  Читать далее
  • Козлоолень против Бармаглота: 2500 лет небытия. Часть II. География ничего // Финиковый компот. 2015. №10. С. 32‒40.
От окостеневших трилобитов и наскальных рисунков доисторического небытия мы переносимся к несуществующим объектам самого, можно сказать, недавнего времени. Мы позволим себе перейти сразу к анализу референции небытия в аналитической философии, минуя целую эпоху новоевропейской мысли, по нескольким причинам. Во-первых, полноценные рассуждения о референции вообще и референции к несуществующим объектам в частности возможно производить только в рамках логики — а логикой вплоть до конца XIX века философская Европа, за редкими исключениями, интересовалась неглубоко. Во-вторых, практически во всех известных мне случаях проблема несуществующих объектов решалась новоевпропейскими философами, пусть и с вариациями, но все же однотипно и достаточно наивно: предмет несуществующей референции объявлялся существующим в виде «идеи» в душе, но не существующим в виде протяженной вещи чувственного мира — можно сказать, что философы картезианской традиции склонялись к тождеству небытия и мышления. Легко заметить, что такое решение едва ли снимало проблему референции. Сегодня мы рассмотрим главные теории несуществующих объектов рубежа XIX–XX веков — эпохи рождения аналитической философской традиции.  Читать далее
  • Козлоолень против Бармаглота: 2500 лет небытия. Часть III. Рассеченное небытие // Финиковый компот. 2016. №11. С. 56‒63.
В предыдущих сериях мы познакомились с такими обитателями небытия, как козлоолени, Юлий Цезарь, Сцилла и Золотая гора. На очереди — преодоление небытия средствами логического анализа языка Рассела, Куайна и Крипке, а также кровавое выяснение того, кто может считаться царем несуществующей Золотой горы. Выбравшись из джунглей Мейнонга, мы снова двинемся вниз по магистральному течению аналитической философии. Это течение вынесет нас к Бертрану Расселу и его теории дескрипций, ставшей в рамках аналитической мысли ведущей программой по вытеснению несуществующих объектов за границы бытия, а со временем — одной из главных парадных вывесок этого философского течения. Едва уловимая перчинка этой программы, впрочем, заключается в том, что она, в сущности, является не более чем модификацией программы Фреге.  Читать далее

Конференции

(доклады)

2018

2016

  • Доклад «ʼΑπόδειξις на практике: элементы теории научного доказательства «Второй аналитики» в трактатах Аристотеля» // Московская международная конференция: «Аристотелевское наследие как конституирующий элемент европейской рациональности» (организаторы: ИФ РАН (г. Москва), ИВИ РАН (г. Москва), Олимпийский центр философии и культуры (г. Афины), Первый МГМУ им. И.М. Сеченова (г. Москва), НГУ (г. Новосибирск).  Дата: 17‒19 октября 2016, г. Москва.
  • Доклад «Источники формирования эпистемологии Аристотеля» // Международная научная конференция «Аристотелевские чтения. Философия и культура Древней Греции: история и современность» (организатор: Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону). Дата: 25‒28 мая 2016, г. Ростов-на-Дону.
  • Доклад «Эссенциализм и семантическая теория Аристотеля в современной аналитической философии» // Международная научная конференция «Классическая традиция и аналитическая философия» (организаторы: ТГУ, ТГПУ, ТНЦ СО РАН), Томск, Россия, 19‒22 мая 2016.
2015
  • Доклад «Принцип непротиворечия в учении Аристотеля о доказательстве: статус и способы применения» // Конференция «Принцип противоречия в истории философии», философский факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 13 мая 2015, г. Москва.

Контакты

  • e-mail: forty-two@mail.ru