Институт Философии
Российской Академии Наук




  Философия религии: аналитические исследования. 2018. Т. 2. № 1
Главная страница » » Сектор философии религии » Журнал «Философия религии: аналитические исследования» » Философия религии: аналитические исследования. 2018. Т. 2. № 1

Философия религии: аналитические исследования. 2018. Т. 2. № 1


Философия религии: аналитические исследования. 2018. Т. 2. № 1

Весь номер в формате PDF

СОДЕРЖАНИЕ


ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ


П.Г. Носачев. Многообразие мистического: «мистика» и «мистицизм» в западном эзотеризме конца XIX – начала XX века

В статье выдвигаются два ключевых тезиса. Первый заключается в указании на ограниченность возможности использования общих категорий, таких как «мистицизм», в исследовании религии. Второй тезис сводится к подчеркиванию уникальности труда У. Джеймса для интеллектуальной истории XX в. На примере западного эзотеризма конца XIX – начала XX вв. автор показывает динамику употребления терминов «мистика» и «мистицизм», выделяя два исторических периода – «до Джеймса» и «после Джеймса». В работах Элифаса Леви и Жерара Анкосса мистицизм определяется как набор иррациональных заблуждений, такое видение вполне соответствует просвещенческому взгляду на мистицизм и задается общей философской тенденцией времени. Выход труда Джеймса смещает акценты не только в гуманитарной мысли, но и в западном эзотеризме. Вышедшие после Джеймса работы Рене Генона, Алистера Кроули и Петра Успенского не только отмечены влиянием представления Джеймса о мистицизме, они в значительной степени строятся вокруг теорий Джеймса. Автор делает вывод, что сам западный эзотеризм представляет собой не единую духовную традицию, а феномен, определяемый общими культурными трендами. В то же время на примере трансформации значения термина «мистицизм» в эзотеризме, очевидно, что «мистицизм» является сконструированной категорией, постоянно меняющейся в зависимости от определяющего ее культурного контекста.

Ключевые слова: западный эзотеризм, мистицизм, психология религии, интеллектуальная история, У. Джеймс, Э. Леви, Папюс, Р. Генон, А. Кроули, П. Успенский

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-5-29



ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ

 

Айан Алмонд. Божественная необходимость, Божественные иллюзии: предварительные замечания к сравнительному изучению Майстера Экхарта и Ибн аль-Араби (пер. с англ. и коммент. иер. Евгения Шилова)

Статья посвящена сравнению элементов учения доминиканского проповедника Майстера Экхарта и суфийского святого Ибн аль-Араби. Автор выделяет ряд параллелей: Единство и множество, Бог и «Божество», учение о душе и ее способности познать Бога, путь познания Бога, толкование Священного Писания. За поверхностными сходствами учений этих двух мыслителей автор выявляет ряд радикальных расхождений. Автор также приходит к выводу, что, несмотря на общие моменты мистики Ибн аль-Араби и Майстера Экхарта, путь к Богу и познание Бога рассматриваются этими мыслителями по-разному.

Ключевые слова: Майстер Экхарт, Ибн аль-Араби, мистицизм, суфизм, познание Бога, душа, герменевтика

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-30-49



СОВРЕМЕННЫЕ ДИСКУРСЫ

 

И.Г. Гаспаров. «Sensus divinitatis» и «мистическое восприятие»: две модели эпистемического оправдания религиозных убеждений

Статья посвящена проблеме эпистемической оправданности религиозных убеждений. Рассмотрены концепции эпистемического оправдания, предложенные двумя крупнейшими современными аналитическими философами религии, Алвином Плантингой и Уильямом Олстоном. Согласно Плантинге, религиозные убеждения могут иметь оправдание благодаря особому механизму их формирования, обозначаемому им как sensus divinitatis. Согласно Олстону, оправдание религиозных убеждений – это функция специальных, социально одобряемых способов формирования таких убеждений, которые могут иметь не-доксатические источники, в т. ч. и мистический опыт. Показано, что, несмотря на принципиальное различие, предлагаемые модели имеют значительные черты сходства, в том числе и некоторые общие недостатки. В частности, ни одна из них не способна обосновать подлинность эпистемического контакта с Богом как объектом познания без ссылки на надежность тех механизмов, посредством которых формируется соответствующее религиозное убеждение, страдая, таким образом, от проблемы «эпистемического круга». Предлагается вариант решения этой проблемы на основе аретической эпистемологии, согласно которому двоякая детерминация, – во-первых, со стороны Бога как высшего блага и истины, влекущего к себе волю познающего субъекта, во-вторых, со стороны эпистемических добродетелей, побуждающих познающий субъект к истине и оберегающих его от заблуждения, – могла бы сообщать религиозным убеждениям положительный эпистемический статус.

Ключевые слова: эпистемология религии, аретическая эпистемология, доксатический волюнтаризм, sensus divinitatis, мистический опыт, Алвин Плантинга, Уильям Олстон

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-50-66

Стивен Гримм. Логика мистицизма (пер. с англ. и коммент. В. Слепцовой)

Мистический опыт имеет два аспекта. Он включает в себя: 1) прямой контакт с Богом; 2) единение с Богом. Чтобы прояснить первый аспект, я буду опираться на концепцию, изложенную в основательном труде Уильяма Олстона «Восприятие Бога». Несмотря на то, что точка зрения Олстона кажется мне правильной во многих отношениях, основная ее проблема состоит в том, что представление о контакте с Богом, или о восприятии Бога, отрывается от представления о единении с Ним. На мой взгляд, в наш опыт богообщения, поскольку он является опытом взаимодействия с личностью, привносится важный элемент единения, который не учитывает Олстон.

Ключевые слова: восприятие Бога, единение с Богом, ключевые характеристики мистического опыта, мистицизм, философия религии, христианство, эпистемология религиозной веры, Уильям Олстон

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-67-81



ТЕКСТЫ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

 

К.В. Карпов. Основные понятийные схемы мистической теологии Бонавентуры (трактат «О тройственном пути)

В статье приводится краткий очерк трактата Бонавентуры «О Тройственном пути» – «сумме мистической теологии». Главная задача этого изложения – проанализировать предложенный Бонавентурой в рамках трактата синтез предшествовавшей духовно-мистической традиции. Показывается, что в основу предпринятого синтеза Бонавентура положил Дионисиеву схему иерархии небесных сущих (очищение – просвещение – соединение). На ее основе выстраиваются две схемы: первая основана на практике божественного чтения (размышление – молитва – созерцание), а вторая отражает путь монашеского продвижения (начинающие – преуспевающие – совершенные). Обосновывая синтез этих схем, Бонавентура строит своего рода руководство по мистическому восхождению к Богу. Таким образом, в трактате Бонавентурой подведен некий итог западно-христианским духовным традициям, существовавшим до XIII в., которые были переработаны им в новое духовное направление, источником которого выступил тот тип духовности, что был заложен св. Франциском Ассизским, а его стержнем выступило представление Бонавентуры о теологии как об истинной мудрости.

Ключевые слова: мистическая теология, троякий путь, духовные практики, размышление – молитва – созерцание, начинающие – преуспевающие – совершенные, очищение – просвещение – совершенствование/соединение, богоподобие, Бонавентура

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-82-93

Бонавентура. О тройственном пути (или о воспламенении любви) (пер. с лат. и коммент. К. Карпова)


А.А. Лукашев. «Я – Истина» Мансура ал-Халладжа в понимании Шабистари и Икбала

В статье рассматривается, пожалуй, самое известное высказывание в истории суфизма – «Я – Истина». Оно принадлежит Мансуру ал-Халладжу (858–922). По одной из версий именно за него ал-Халладж был казнен. Для суфизма эта смерть стала символичной, поскольку целью мистика является уничтожение себя ради единства с Истиной. Телесная гибель ал-Халладжа стала следствием его мистической гибели в состоянии фана̄’, получившем свое выражение в словах «Я – Истина». В истории суфизма трудно найти автора, который бы так или иначе не прокомментировал это высказывание. Один из выдающихся средневековых суфийских авторов – Махмуд Шабистари в своей знаменитой поэме «Цветник тайны» также не смог обойти вниманием вопрос об отношениях Бога и мистика, который ставит высказывание ал-Халладжа. Его трактовка фразы «Я – Истина» расходится с позициями таких авторитетных суфийских авторов, как ал-Газали и Ибн ал-Араби, что ставит вопрос о причинах своеобразия подхода Шабистари. Сама же поэма Шабистари на протяжении многих столетий привлекала интерес исламских авторов. Одним из наиболее поздних обращений к ней является ответ на поэму, написанный Мухаммадом Икбалом (1877–1938) «Новый цветник тайны». Как и Шабистари, он уделяет высказыванию ал-Халладжа отдельную главу, предлагая уже свое видение того, в чем заключается смысл слов ал-Халладжа. В тексте статьи приводятся переводы соответствующих глав из поэм Шабистари и Икбала.

Ключевые слова: ислам, суфизм, Шабистари, Икбал, поэзия, философия, фана, уничтожение, истина, «я»

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-102-114

«Я – Истина» в «Цветниках тайны» Шабистари и Икбала (пер. с перс. и коммент. А. Лукашева)



РЕЦЕНЗИИ

 

П.Б. Михайлов. Мистицизм и теология в наследии Анри де Любака

Рецензия посвящена недавно вышедшей книге Б. Дюма «На путях ко внутреннему покою вместе с Анри де Любаком, человеком духовной жизни и богословом». Она посвящена выдающемуся католическому богослову XX в. – А. де Любаку. Работа представляет собой опыт популяризации богословской мысли далеко не самого простого мыслителя. Основанием для подобного начинания автору служит его предыдущее фундаментальное исследование соотношения мистицизма и теологии в наследии изучаемого героя. Б. Дюма предлагает оригинальную разработку в виде 12 опорных точек, фасетов мысли А. де Любака, которые призваны показать как разнообразие его мысли, так и присущую ей центричность, заключающуюся в осознанном неразрывном единстве порядка мысли и созерцания, теологии и мистицизма.

Ключевые слова: Анри де Любак, Второй Ватиканский собор, мистицизм, теология, иезуитская богословская школа, теологические фасеты, католическое богословие XX в.

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-122-131

А.В. Апполонов. От Бёме к Гегелю и обратно

В статье анализируется книга Чичилии Муратори «Первый немецкий философ», посвященная рецепции и интерпретации творчества Якоба Бёме в работах Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Автор оценивает значимость этой книги для отечественного научного сообщества и намечает перспективы дальнейших исследований в означенной области с учетом достигнутых Муратори результатов. Кроме того, автор указывает на то обстоятельство, что с историко-философской точки зрения некоторые выводы Муратори могут показаться чересчур радикальными и / или нуждающимися в дополнительных доказательствах (в частности, это касается вопроса о том, насколько прямым и непосредственным могло быть влияние Бёме на философию Гегеля).

Ключевые слова: история философии, Гегель, Бёме, мистицизм, диалектика, немецкий романтизм, немецкий идеализм

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-132-141


Н.А. Редин. Мистико-аскетическое наследие св. Иоанна Кассиана: новый этап в современных исследованиях

В статье на основе материалов третьей международной патристической конференции Общецерковной аспирантуры свв. Кирилла и Мефодия, посвящённой св. Иоанну Кассиану и монашеской традиции христианского Востока и Запада, рассматривается мистико-аскетическое наследие св. Иоанна Кассиана. Автор предпринимает попытку анализа аскетической традиции, идущей от св. Кассиана, её связи с мистикой Евагрия Понтийского и Оригена, а также анализ концептов, присущих исключительно марсельскому пресвитеру. Для решения поставленной задачи в статье анализируются такие понятия кассиановского наследия как совершенная любовь, дружба, бесстрастие, чистота сердца, мистика экстаза, мистика любви, огненная молитва, дематериализация и др.

Ключевые слова: св. Иоанн Кассиан, Евагрий Понтийский, мистика, теология, аскеза, созерцание, молитва, экстаз, дематериализация

DOI: 10.21146/2587-683X-2018-2-1-142-149