Институт Философии
Российской Академии Наук




  Л.Р.Сюкияйнен. О соотношении религиозного и мирского в исламе
Главная страница » » Сектор философии исламского мира » Семинар «Архитектоника культуры» » Л.Р.Сюкияйнен. О соотношении религиозного и мирского в исламе

Л.Р.Сюкияйнен. О соотношении религиозного и мирского в исламе

Заседание семинара состоится 18 февраля 2010 г. (четверг) в 17:00, к.520 (Институт философии РАН). Докладчик - доктор юридических наук, профессор Государственного университета - Высшая школа экономики Л.Р.Сюкияйнен

 

Тезисы доклада

 

1. Возникнув как мировая монотеистическая религия, ислам со временем превратился во всеобъемлющую культуру и стержень образа жизни мусульман. Сохраняя качества религиозной системы, он одновременно представляет собой разветвленный комплекс социальных норм, призванных регулировать практически все стороны поведения человека. Среди этих правил можно выделить собственно религиозные нормы, а также нравственные (этические, моральные) и правовые регуляторы. Такое сочетание религиозного и мирского наглядно проявляется в шариате, под которым исламская мысль понимает систему велений (предписаний), ниспосланных Аллахом людям и переданных им через своего посланника – пророка Мухаммада. Согласно преобладающей позиции, они включают как догматические и нравственные предписания, так и «практические (поведенческие) нормы» - правила, регулирующие внешне выраженное поведение человека и называемые фикхом. Нормы фикха разделяются на культовые правила (ибадат) и на нормы поведения людей в их взаимоотношениях (муамалат).

 

2. Собственно религиозные и мирские правила фикха различаются между собой по нескольким параметрам. В частности, в религиозной сфере действует принцип, согласно которому человеку разрешается делать только, что прямо предписано в шариате, а в мирских делах применяется презумпция дозволенности всего того, что прямо не запрещено. Кроме того, если правила фикха, относящиеся к «ибадат», в принципе распространяются только на мусульман, то нормы «муамалат» действуют преимущественно по территориальному признаку, т.е. обращены и к немусульманам. Взаимодействие религиозного и мирского прослеживается и в концепции ответственности за отклонение от правил фикха, которая включает как потусторонние, так и мирские санкции. Среди последних также можно выделить наказания, имеющие, прежде всего, религиозный смысл.

 

3. Разработанная в рамках фикха концепция намерений человека (ниййа) приобретает различный смысл в религиозной и мирской областях. Кроме того, внешнее поведение человека также может трактоваться по-разному в зависимости от положенного в основу оценки критерия: судья (кади) выносит решение на основе внешних фактов (хукм аль-када), а муфтий – внутренних мотивов поведения (хукм ад-дийана).

 

4. Анализ соотношения в исламе религиозного и мирского начал позволяет заключить, что они тесно связаны друг с другом, но в то же время остаются относительно независимыми. В своем развитии и исторических судьбах они подчиняются собственным закономерностям. Так, восприятие ислама как религии не всегда сопровождается рецепцией всех сторон фикха, регулирующих мирские взаимоотношения. И, наоборот, восприятие представленной фикхом исламской правовой культуры может не происходить вместе с принятием исламской религии (это, например, было характерно для средневековой Европы). Такое различение позволяет ставить вопрос об использовании достижений исламской правовой культуры в условиях светского государства и объясняет восприятие современным Западом отдельных исламских правовых институтов (прежде всего, связанных с исламской экономикой).