Институт Философии
Российской Академии Наук




  "Экологический кризис" как псевдопроблема
Главная страница » » "Экологический кризис" как псевдопроблема

"Экологический кризис" как псевдопроблема

 

 

Впервые опубликована в : Вопросы философии, М. 2002, №7, С.66-79.

 

(представлена в сокращенном варианте)

Павленко А.Н.

 
А В Т О П О Э З И Я :
Экологический кризис как псевдопроблема*=
 
Введение
 
      Проблема несоответствия естественного по своей природе человека и им же созданных искусственных условий собственного обитания получила в литературе название «экологической проблемы», а возникшая в связи с этим ситуация характеристику – «экологический кризис». Для решения проблемы и преодоления кризиса созданы многочисленные международные организации, издаются тысячи периодических изданий , собираются Конгрессы, пишутся воззвания и Декларации. Между тем проблема до сих пор не только не решена, но вполне возможно во всей своей полноте еще даже и не осознана, а кризис оказывается «удаленным» от своего преодоления сегодня еще больше , чем это было на момент начала его осознания 1960-70 –е годы.
       В такой ситуации, с нашей точки зрения, роль философии должна сводится не к составлению бесчисленных воззваний «о спасении природы» – когда дом горит, поздно взывать к соблюдению противопожарной безопасности - а к трезвому и честному продумыванию истоков и следствий обнаруженной проблемы.
    Дело философии - задавать «любые» вопросы и обнаруживать «любые» направления ответов на них, даже если дает их не она сама. Другими словами, «экологическая проблема» интересна для философии не как проблема какой-то ее (философии) прикладной части – придумали даже название «экософия» -     а , скорее, как проблема сугубо теоретическая, то есть как экологическая проблема сама по себе. Именно с философской точки зрения «экологическая проблема» представляет особый интерес, так как является, частным случаем более общей проблемы «искусственное-естественное» как таковое.
         Основные задачи , которые мы ставим перед собой для теоретического решения указанной выше проблемы будут заключаться в следующем : 1) необходимо рассмотреть и проанализировать зависимость «экологически ориентированных» и «экологически неориентированных» взглядов от определенного понимания этических и моральных ценностей, ведь «экологическая проблема» в ее феноменальной части есть следствие определенных поведенческих реакций человека сообразно определенным ценностям; 2) обнаружение такой зависимости даст возможность выявить роль «кризиса» - неспособность старых этических ценностей управлять поведением человека в новых условиях – в эволюции человеческого рода, в целом, и в современной ситуации, в особенности; 3) выявление роли «кризиса» как такового даст возможность выявить специфику современного кризиса – «кризиса экологического», то есть , фактически, позволит рассмотреть превращения современного бытия и его феноменальных следствий; 4) беспристрастный анализ основных тенденций превращения бытия покажет, что с чисто теоретической точки зрения допустимо говорить о таком решении экологической проблемы , которое предполагает не приведение «среды к человеку», а ,наоборот, приведение «человека к среде» .
       Поэтому в настоящей статье будет показано, что с чисто теоретической точки зрения решением «экологической проблемы» может оказаться не традиционно предлагаемое «возвращение цивилизации в естественное лоно», но альтернативное этому приведение человеком самого себя в искусственное состояние. Причем возможность такого «шага» в эволюции человеческого рода имеет сугубо онтологические корни. Средневековые схоласты полагали, что существует только то, что возможно, а возможно только то, что непротиворечиво. Следовательно, все что непротиворечиво, может в принципе быть осуществлено – стать явлением бытия. Мы покажем, что это положение справедливо и в решении экологической проблемы.
 
 
 
                                           Экология через призму этики
 
 
         Итак, анализ современной экологической ситуации позволяет говорить о необходимости включения в него и этической компоненты, поскольку сами пути выхода из экологического кризиса предполагают выработку принципиально новых регулятивов поведения в условиях нового вызова, «брошенного» историей человечеству. Что мы обнаруживаем при ближайшем ознакомлении с экологической проблемой?
 
         Например, по мысли А. Тойнби, человечество сегодня потеряло четкие ориентиры и «не видит пути в будущее», его ожидают либо «самокливидация» , либо исчезновение личности в тоталитарном мировом режиме.1[1] Гибель человека, порабощенного техникой и утратившего духовную и нравственную самобытность, предрекали Л.Мамфорд, П.Гудмен и другие. Ныне «миллионы человеческих существ живут в тени тотальной катастрофы» , полагал Л. Мамфорд2 [2].
 
       В условиях, когда человечеству грозит экологическая катастрофа пессимистический подход оказывается по-своему «современен» и актуален. Более того , если мы вспомним сценарии натуралистического и социологического объяснения происхождения морали[1][1], то также увидим их поразительную «современность».
 
       С чем связывает значительное большинство исследователей морали ее происхождение? С переходом предчеловеческого стада из одного состояния в другое. Чем характеризовался такой переход , обусловивший «скачок» из доморального состояния – в моральное ? В большинстве случаев с появлением кризиса. Приведем в качестве примера, пожалуй, самое «экзотическое» - с нашей точки зрения - объяснение, которое дает Бородай Ю. и его сторонники. Переход предчеловека к прямохождению характеризовался принципиальным изменением конфигурации внутренних органов женского организма, что привело к резкому увеличению смертности половозрелых самок во время родов и как следствие - к резкому увеличению числа самцов , оставшихся без удовлетворения своих естественных потребностей, вынужденных эти потребности и «обслуживающую» их энергию сублимировать в идеальную область.[2] [2] Скорее всего это объяснение столь же фантастично , сколь и красиво. Однако для нас в данном случае существенна не его правдоподобность, а фиксация им кризиса.
         Мы тоже склоняемся к выводу, что именно в состоянии кризиса у человека – теперь, человечества – происходит высвобождение такой колоссальной внутренней энергии – совсем не обязательно сексуальной, но, скорее, духовно-телесной, которое то и приводит к качественному скачку, как это и происходит при любом открытии. Кризис – за счет его «завязанности» на мобилизацию всех жизненных сил – в известном смысле “жизненно” необходим человеку, который сам стал человеком только благодаря некогда произошедшему кризису в природе. Являясь аномалией животного мира, так сказать, детищем кризиса, человек только и может себя воспроизводить как «совокупность ответов» на набор кризисов. Гений человека, его отличие от остальных высших животных в том и состоит, что это вид, который буквально не знает – ни на рефлекторном, ни на психическом уровне – как он ответит на очередной вызов окружающего мира, на кризис предыдущих с ним отношений. В том числе и моральных. Его ответ всегда носит непредсказуемо творческий характер. Именно такой кризисной ситуацией и характеризуется   современной состояние человеческого общества.
 
Кризис как условие совершенствования человека
       
        Предшествующие двадцатому столетию этические учения в подавляющем большинстве случаев исходили из предпосылок, что при всей активности человека природа, ее системы остаются неизменными. Из этого следовало, что действия, направленные на нечеловеческий мир, должны оставаться этически нейтральными. Вся традиционная европейская этика, поэтому была антропоцентрична. Более того, этический императив замыкался на настоящем, то есть совершенно не распространялся на будущее. Ответом на изменившуюся ситуацию в мире и стало появление экологической этики (Enviromental ethics - этики окружающей среды).[3] [3]
 
        Благодаря экологической этике в сферу нравственных отношений «человек-человек» включается новый ряд аспектов отношений «человек – природа». Означает ли это натурализацию оснований морали? С нашей точки зрения – нет. Дело в том, что мораль имеет социоприродную сущность и, следовательно, определяющие ее критерии не могут быть только природными или только социальными. Таким образом, экологические регулятивы прочно входят в ее фундамент.
 
       Осознание потребности в экологической этике возникает на рубеже 70-х. Что послужило пусковым механизмом к ее появлению? Антропогенное загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов , экспоненциальный рост численности населения планеты в конце века и многое другие причины. Названные процессы послужили основанием для неутешительного вывода: современное человечество оказалось в ситуации кризиса, а т.к. он носил явно выраженный экологический характер, то он и получил наименование «экологического кризиса».
 
      Осознание экологической опасности, послужило фундаментом масштабной дискуссии по экологической проблематике. Начало этим обсуждениям положила международная конференция по охране окружающей среды, созванная в 1968 г. по линии ЮНЕСКО в Швеции (Стокгольм).1 [1] В этом же году была создана организация под названием Римский Клуб. Это изначально была международная общественная организация, призванная адекватно оценивать и осознавать особенности развития человечества как глобальной целостности в условиях научно-технической революции. Одним из инициаторов создания клуба и его лидером был итальянский экономист Аурелио Печчеи 1[1]. Существенным продуктом деятельности Римского Клуба были представленные им доклады, по форме и содержанию носящие экспертный анализ: «Пределы роста», «Человечество в поворотном пункте», «Цели человечества» и др. Какие реальные процессы послужили основой для создания Римского Клуба, подготовки докладов и т.д.?
 
        Эти процессы имеют многофакторную природу. Прежде всего, это повсеместное увеличение радиоактивного фона планеты (из-за развития атомной промышленности и энергетики), насыщение биосферы электромагнитными полями (из-за функционирования радио- и телестанций, дальних линий электропередач ), зягрязнение природной среды противостоящими ей по своей структуре многочисленными синтетическими веществами, отходами химических и др. производств. Например, за последние сто лет индустриального развития концентрация углекислого газа в атмосфере увеличилась на 15-20% , на 10 – 20 % увеличилась запыленность атмосферы, на 7- 10 % снизилась освещенность Земли. Наметилась тенденция к уменьшению озонового слоя атмосферы1 [1].С увеличением содержания углекислого газа возникла угроза изменения климата на планете. Так если тенденция увеличения запыленности и концентрации углекислого газа сохранится, то возникнет угроза глобального «парникового эффекта», который в свою очередь может привести к повышению среднегодовой температуры на планете на 3-4 градуса и в конечном счете к таянию ледников Арктики и Атлантики, а это к повышению уровня мирового океана и радикальному изменению климата.2[2]
        Испытания атомного, химического и бактериологического оружия несут с собой резкое увеличение числа хронических заболеваний, болезней ставших спутниками техногенной цивилизации (инфаркт миокарда, гипертонические болезни, рак, инсульт и др.) появлению «экзотических болезней» и мутагенных феноменов. Совершенно чудовищные факты приводятся в материалах о поселке Муслюмово на экологической конференции в Казани в 1996 г.1[1] Мутагенные аномалии и изменения вызывают особенную тревогу, т.к. затрагивают сам фундамент человеческого рода – его генофонд. Если в 1930-1960 годах в мире было зарегистрировано «всего» около 4 % неполноценных новорожденных детей, то 1970 г. их было уже 6 %, а в 1980 - 10 % .Сегодня этот показатель вырос еще больше. Мы видим, что наблюдается устойчивый рост генетической деградации человечества. На обыденном языке это означает, что просто каждый десятый, а сегодня уже и каждый восьмой – в некоторых регионах планеты и шестой- пятый - ребенок рождается неполноценным с физическими и психическими отклонениями.1 [1]
 
      Безусловно, этот перечень проблем можно было бы продолжать и далее. Однако нас в данном случае интересует не констатация факта сама по себе и не анализ самой экологической проблематики, а те онтологические причины, которые могут быть обнаружены при ее анализе, поскольку выявление трансформации бытия человека и бытия окружающего мира только и может указать на трансформацию самой морали. Однако прежде чем приступить к рассмотрению положений самой экологической этики зафиксируем существенные онтологические характеристики современного мира.
Превращения бытия
    Социальное и природное бытие современного человека (человека существующего в условиях технотронной цивилизации) существенно отличается от социального и природного бытия человека не только жившего в традиционном обществе, но и жившего в индустриальном обществе. Это проявилось в следующем:
 
               А) Социальное бытие современного человека характеризуется значительным повышением скорости и частоты коммуникации. Возникают реальные предпосылки для преодоления государственных (идеи «Единой Европы» , «Пакс Американа» , «Евразия» и др.) и национальных (рост числа управляющих, контролирующих и регламентирующих межнациональных организаций ( ООН, ЮНЕСКО, ПАСЕ, НАТО и др.), появление глобальных сетей коммуникации (Интернет), резкое увеличение смешанных браков и т.д.) границ. Очертания человечества как «единого организма» становятся в связи с этим все более отчетливыми и различимыми.
             Б) Природное (окружающее) бытие человека также характеризуется рядом существенных изменений. К числу таких изменений можно отнести как антропогенные, так и космогенные изменения.
                  I ) Антропогенные изменения – загрязнение среды и незначительное, в масштабах истории Земли, изменение климатических условий -   носят пока (?!) локальный характер и не распространяются за пределы земной орбиты и околоземного пространства.
                  II) Космогенные изменения – предполагаемое изменение местоположения оси магнитного полюса Земли, дрейф материков, «раздувание» объема Земли , возможное столкновение с крупными космическими телами (во всяком случае осознание этого как реальной проблемы грозящей всему человечеству), изменения в колебаниях солнечной активности и др. - носят объективный и независящий от человека нелокальный характер. Эти изменения также стимулируют существенную корректировку бытия человека и главное – осознание им не только своего родового, но и космического единства. Эволюция Земли с человеком на ней включена в более универсальную эволюцию всей Вселенной.
          Итак, зафиксировав узловые точки трансформации современного бытия, попытаемся задать несколько сопутствующих и провокативных вопросов, относящихся уже прямо к интересующей нас теме :
 
       - может ли «индивидуальная польза» в современных условиях, как это было у родоначальников прагматизма и утилитаризма, быть основанием и критерием морали? Если нет, то
      - может ли выступать таким основанием «общественная польза»?
-         Не является ли «польза» термином вообще отжившим свой век в условиях угрозы человеческому роду или правомерно утверждать, что «выживание в условиях кризиса, сокращение выбросов в атмосферу, прекращение ядерных испытаний, закрытие атомных станций и т.д. и т.п.  полезно человечеству»?
-         в этом случае справедливо задать вопрос: в каком смысле «полезно»?
           Или, например, другая группа вопросов. Мораль есть совокупность регулятивов, регламентирующих внутрипопуляционные человеческие отношения. Это общее положение, с которым соглашаются практически все исследователи морали. То тесть сфера действия морали – до недавнего времени это рассматривалось как само собой разумеющееся – распространяется только на индивидов внутри человеческой популяции. Однако экологическая проблематика поставила принципиально новую группу вопросов. Как понимать «ценность природных целостностей»? Они равновелики «человеку», ценностно выше его или, наоборот, ниже? Речь идет по существу об онтологическом, а не только о моральном статусе «бытия человека» и статусе «бытия окружающего мира».
       «Таким образом,- говорит В.Р.Бганба-Церера,- основная проблема экологической этики - должны ли ее принципы основываться на признании независимой внутренней ценности природных целостностей или эти ценности должны определяться в связи с человеком, его потребностями, на наш взгляд, должна решаться в пользу последней»1[1]. В утверждении Бганбы-Цереры мы видим характерный антропоцентрический подход в понимании статуса человека в мире и бытии. С нашей точки зрения, это тот самый подход, который как раз и привел современного человека к его экологическим проблемам. Однако в настоящий момент нас интересует другое. А именно то, как человек вынужден менять «систему отсчета» в универсальной шкале ценностей. Мораль человека, его представления о ценностях вынуждены «раздвинуться» до масштабов всего универсума, а сам человек вынужден «потесниться» в том доме, который он называет миром, то есть «обжитым им миром» - греческим «ойкосом». В известном смысле, экологический кризис есть не просто кризис энергоресурсов, загрязнения среды и т.д.. Экологический кризис есть, прежде всего, кризис всей системы отношений человека к миру и природе, которая выстраивалась и формировалась еще со времен титанов Возрождения, Рене Декарта и других представителей «Нового Метода» обращения с природой. В настоящий момент, следствия и результаты такого прагматического и утилитарного отношения привели к совершенно явным и очевидным отрицательным (для естественного человека) фактам, с которыми спорить невозможно.
      Человек оказался перед дилеммой: «либо он должен измениться и - как отдельная личность и как частица человеческого сообщества, - либо ему суждено исчезнуть с лица Земли»1. Таким образом, возникает вопрос о том: как изменяться? 
 
Что значит «человеку следует измениться»?
            Золотников Н.Г. полагает, что необходимо реанимировать потребность в эстетической компоненте взаимоотношений «человек-природа», то есть необходимо «вернуть» природе ее особую духовную и эстетическую ценность.[4][4]
        Однако следует иметь ввиду, что нравственные принципы, как и эстетические нормы, не являются врожденными, а вырабатываются в процессе социальной деятельности людей, в контексте развития материальной и духовной культуры в целом. Для античной формы организации социального опыта было характерно приведение всех сторон жизни к естественному. Своеобразным регулятивом была максима: «живи сообразно природе, Космосу». Природа (Космос) выступала как эталон гармонии и порядка, поэтому и жизнь в соответствии с закономерностями природы (космоса) считалась мудростью. Платон в «Государстве» изображает стройную фигуру общественного устройства уподобляя ее строению Космоса. Для того, чтобы полноценно существовать , то есть отправлять все жизненно необходимые функции - производить потомство, воевать, доказывать теоремы, посещать театр, строить богам святилища и т.д.. - обществу требовался избыточный продукт, это вечное условие и вечный спутник всякой культуры. Что же явилось источником избыточного продукта , в котором весь окружающий человека мир обожествлен, то есть находится под патронажем богов разного ранга. Из истории мы знаем, что человек – под «человеком» в данном случае мы будем понимать «Человека как родовое существо» - нашел «резерв» в самом себе, то есть античный (доантичный) человек сделал самого себя источником избыточного продукта. Путь , который был выбран известен : сначала патриархальное, а затем и классическое рабство.  
     Схема отношения человека с внешним миром в античности была следующей:
Схема I.
1)      Среда …………………………….человек
2)      Среда- цель …………… человек- средство
-----------------------------------------------------------------------
 Человек превращает самого себя в орудие выживания (рабство человека
         С точки зрения обсуждаемой проблемы – экологической – мы вынуждены сделать следующий вывод : античность (древние культуры) вообще не сталкивались с «экологической проблемой» в ее современном понимании , то есть античная культура была экологически чистой.[5]
            Пришедшее на смену поздней античности средневековье с его опорой на Библию, принесло совершенно другое понимание взаимоотношения человека с природой. Иудео-христианская традиция противопоставляла, с одной стороны, дух человека - его телу, а, с другой стороны, благословляла господство человека над всеми «живыми тварями». Так, например, книге «Бытие» (1, 28) сказано следующее: «И благословил их Бог, сказав: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и зверями и птицами, и всеми скотами, и всею землею». По мнению ряда специалистов по экологии 1[1] именно иудео-христианская доктрина взглядов подготовила приход новоевропейского опытно-прагматического естествознания, начавшего, в лице своих представителей, активный процесс «освоения», «овладения» природы с последующим «размножением» в ней. С одной стороны , иудаизм разобожествляет природу, с другой стороны, христианство запрещает античный источник приобретения избыточного продукта - отныне «человек не может быть рабом человека», наоборот, теперь все люди рабы одного господина - Бога. Хотя прямая зависимость здесь усматривается не столь часто, внимание, как правило, обращается на другой момент: иудео-христианская традиция «освободила» природу от «пандемонизма», зависимости человека от стихийных природных сил, тем самым, указав путь поиска нового источника избыточного продукта. Этим она подготовила возможность прихода опытного естествознания и техники, овладения природой и подчинения ее человеку. Поэтому схема отношения человека и среды изменилась по отношению к античной радикально:
Схема II.            
 1) Среда …………………………….человек
 2) Среда- средство ……………………….человек-цель
Человек превращает среду в орудие выживания (рабство природы)
 
Здесь возникает естественный вопрос: почему же экологических проблем не возникло в эпоху господства христианства? Дело в том, что христианское отношение к природе было как бы переходным этапом от ее античного обожествления к господству над ней. С одной стороны, христианство освободило человека от религиозно обусловленной боязни природы и дало ему основание думать, что природа отдана в его распоряжение богом, с другой стороны, в христианстве не отвергалось положение, согласно которому все сотворенное богом совершенно и прекрасно, а сама природная гармония должна сдерживать ее преобразование.
       Однако здесь следует сделать существенную оговорку. Согласно положениям западной средневековой теологии, природные вещи должны были подчиняться человеку, а человек – богу.1[1] Согласно восточной патристической традиции (Григорий Нисский, Василий Великий, Афанасий Александрийский и др.), человек призван выполнить спасительную миссию не только по отношению к самому себе, своей душе, но спасая себя – спасти и распавшийся космос, и саму падшую в первородном грехе природу. Таким образом, восточное христианство[6], а через его влияние и весь так называемый «русский космизм», были близки онтологической проблематике, подчас раздвигая «христианскую этику» до размеров «христианской онтологии». Главный и основной смысл этики каппадокийцев в том, что человек ответственен за всю природу. Спасая природу - он спасает и себя. Независимо от природы человек спастись не может. Другими словами, влияние греческой, эстетической в своей сущности, философии проявилось в том, что сугубо моральная проблема спасения – приведение очищенной души человека к богу – была «раздвинута» за сугубо личностные рамки: спасать нужно себя вместе со всем миром. В одиночку спастись невозможно – таков безусловный вывод каппадокийцев.1 [1]
           И, наоборот, в эпоху, пришедшую на смену средневековью, в период формирования капиталистических отношений и появления буржуазной морали, внимание начинает акцентироваться именно на тех иудео-христианских идеях, согласно которым «обладание» и «господство» являются ведущими типами отношения человека к природе. Установка господства над природой, как мы это уже показали выше, оказывает в этот период все большее воздействие на расцвет машинного производства, развитие технического прогресса. В сочинениях Ф.Бэкона и др. авторов этой поры место «первородного греха Адама» занимает Прометей, с его пафосом «нарушения» установленных богами законов, самостоятельно созидающего новый мир и человека в нем. «Новый органон» Бэкона – гимн созидательному труду человека, техническому прогрессу и развитию науки.1 [1] Именно индивидуальный, самоотверженный и преобразующий природу труд человека кладется в основу протестантской этики. Таким образом, овладение силами природы и подчинение их потребностям человека оказываются главными велениями времени.
        Призыв немецких романтиков (Шеллинга и др.) повернуться «лицом к природе» не был услышан и фактически потонул в океане индустриализации европейской цивилизации. Такое отношение к природе просуществовало вплоть до настоящего времени. Однако в наше время, как это было показано выше, происходит переосмысление оправданности такого отношения к природе (среде обитания). Употребляя внешнюю природу как средство существования и рассматривая ее как источник избыточного продукта, человек с изумлением для себя обнаружил, что «природный резерв» не безграничен.
        Кроме того, изменившаяся внешняя среда перестала соответствовать оставшемуся в своей сущности «естественному человеку». Какой сценарий выхода из тупика мог предложить человек в XX столетии. Мы знаем, что было предпринято несколько попыток (Россия, Германия, Китай, Вьетнам, Кампучия и др страны) с целью накопления человеко - природных ресурсов (богатств) через возвращение к Схеме I.
    Все эти попытки, как показала реальная история, оказались в новых (современных) условиях неэффективными и проигрывали в области накопления человеко-природных ресурсов тем формам организации общества, в которых интенсивно продолжала культивироваться Схема II.
     Однако к 70-м годам XX столетия стало очевидно – доказательством этому может служить появление обращений Римского Клуба – что необратимые изменения внешней среды буквально толкают сторонников Схемы II к фактическому отказу от нее. Какой вывод они делают ? Или точнее- какой выход предлагается европейским рационализмом в современных условиях ?
       С нашей точки зрения, в рассуждениях представителей этого подхода присутствует следующая схема:
         Схема III.      
 1) Человек естественный    -     среда естественная
2) Человек естественный     -    среда искусственная
          Новоевропейский рационализм в лице своих представителей обнаруживает, что современный человек «задыхается», «отравляется», «видоизменяется», «заболевает» сопутствующими европейской цивилизации явлениями, болезнями и т.д. Первая реакция, возникающая у него – изменить окружающую среду таким образом , чтобы она вернулась к положению
                                   1) Человек естественный    -     среда естественная
    Однако, ничего кроме «экологической риторики» из этого не получилось. Весьма показателен в этом отношении пример «очищения стран золотого миллиарда» от отходов и мусора за счет возникшей специализации некоторых африканских стран на его переработке. Другими словами – в замкнутой экологической системе не существует экологически чистых технологий. Надежда на создание таких технологий (автотрофных систем и т.д..) оказалась обыкновенным блефом.
        Общий вывод, который делает «новоевропейский рационализм» в такой ситуации состоит в следующем : следует изменять не «искусственную среду» , возвращая ее к состоянию «среда естественная», а наоборот, привести человека из «состояния естественного» в «состояние искусственное». Таким образом делается бросок к новому источнику существования – которым становится природа самого человека, а Схема III приобретает законченное выражение :
3) Человек искусственный    -   среда искусственная.
            Итак, еще раз напомним, в чем заключается сущность «экологической проблемы». Она заключается в «несоответствии естественного по своей природе человека и им же созданных искусственных условий собственного обитания».Но согласно Cхемы III оказывается, что между искусственным в своей сущности человеком и искусственной в своей сущности средой никакого противоречия нет. Следовательно, если эта схема окажется реалистической, то и «экологический кризис в условиях господства ее осуществления окажется не проблемой, а псевдопроблемой. Человек встанет –а он уже встает – на путь не просто самопорождения, а на путь самоконструирования – самотворения -- «автопоэзии».
          Таким образом, мы увидели, что превращение бытия открывает новый горизонт перед человечеством доселе невиданный, но и совершенно непредсказуемый. Оказывается, что самим бытием не запрещено создание – сотворение искусственно сконструированного человеком же человека. Конечно, в данном случае речь идет о чисто теоретической модели, которая ,однако, вполне может получить реальное воплощение.
Вынужденные итоги
      Главный вывод заключается в том, что существует реально и объективно такое решение «экологической проблемы», которое альтернативно господствующему – «спасению природы от экологической катастрофы». Для «человека искусственного» нынешняя экологическая ситуация вовсе не характеризуется термином «экологический кризис». Для искусственного человека это вообще не кризис, а нормальная ситуация. Искусственное для искусственного – «естественно».
Вспомогательные выводы:
1.Современный исследователь вынужден признать парадоксальный вывод – если он честный исследователь – что античное рабство оказалось экологически чистым , а новоевропейский гуманизм оказался экологически грязным.
2. Новоевропейский человек предпринял значительные усилия по «овладению» и «конструированию» внешней по отношению к себе природы, однако обнаружив исчерпаемость ее ресурсов, он обращает свои усилия на конструирование своей собственной природы. Другими словами, объектом «обладания» стала сама человеческая природа.
 3. Изменение онтологического статуса человека неминумо приведет к измнению его моральных и этических ориентаций. В связи с этим может возникнуть целая группа непростых вопросов. Что означает моральная норма для «человека искусственного» ? Возникнет ли потребность в формировании «искусственной морали» для искусственного в своей сущности человека? Каков будет регулятивный статус «искусственных моральных норм» ? Многие вопросы уже сегодня не являются праздными, т.к. мы оказываемся современниками переходного состояния человечества со многими переходными (но уже искусственными) ценностями. Например, этична ли эвтаназия? Для естественного человека она противоестественна, чудовищна и рассматривается как «узаконенное убийство», а для искусственного человека она не просто этична, она абсолютно необходима, т.к. даже многолетние растения, дающие по несколько урожаев, рано или поздно «сознательно» заменяются на другие. Проблема регулирования численности населения и т.д. Другими словами, бытие современного человека, претерпев радикальные изменения, объективно привело к необходимости изменений и в сфере нравственности. Онтологические предпосылки, формирующие новый тип морального поведения человека, прямо указывают на зависимость «типа морали» от «данного бытия», зависимость этики от онтологии. И было бы чрезвычайно близоруко не понимать происходящих изменений в онтологической сфере.
       У нас нет полной уверенности в том, что история с человеком будет стопроцентно развиваться именно так, как было предложено в описанном выше сценарии. В конце концов, в этой дизъюнкции могут быть не два члена, а гораздо больше : человек или вернет искусственную в своей основе цивилизацию в природное лоно или изменит себя до искусственного состояния или исчезнут вместе и цивилизация и человек или ….. и т.д.. В подтверждение такой проблемности изложенной нами позиции, приведем в заключение два достаточно серьезных аргумента , один из которых говорит убедительное «за», а другой убедительное «против» возникновения искусственного человека..
         Аргумент 1.(“за”) Согласно одной из гипотез, такой продукт природы как «нефть» имеет органическое происхождение, то есть он возник вследствие разложения живых организмов. Это означает - для того чтобы в земной коре сформировались современные нефтеносные слои , в древности, на протяжении сотен миллионов лет должны были рождаться, жить и умирать, превращаясь в «нефть», триллионы и триллионы живых организмов, каждое из которых проживало свою неповторимую жизнь. Если же учесть, что единственным живым существом, которому понадобилась нефть для его воспроизводства , является человек, то возникает «чудовищная диспропорция» - сотни миллионов и даже миллиарды лет эволюции природы ушли на то, чтобы обеспечить «всего лишь двести лет» человеческой цивилизации. Такая точка зрения далеко небезобидна.. Дело в том, что подобное обращение со «смыслом» и «назначением» живой природы требует своего логического завершения : если за двести лет технической цивилизации заплачена такая колоссальная цена, то возникает естественный вопрос - а не является ли и сам человек таким же точно «подготовительным средством - материалом» для будущей более совершенной формы жизни в общей эволюции природы ?
        Аргумент 2. («против») Создание искусственного, точнее – сконструированного человека , тем не менее, имеет одно существенное препятствие. Дело в том, что человек, как конструктор, уже научился складывать из «кубиков-генов» организмы животных, правда пока несовершенных (плохая выживаемость и т.д..). Едва ли можно сомневаться в том, что в настоящее время уже идут полным ходом исследования по конструированию человека. Однако на пути конструкторов неминуемо встанет вопрос[7] : обладает ли человек всей необходимой информацией о том, что он собирается создавать ? Объяснение этого можно дать, обратившись к принципу, который мы называем «Принципом превосходства создателя». Поясним. Представим, что человек хочет создать искусственный интеллект. Сделать это он может, только опираясь на знания о собственном интеллекте. Однако свой собственный интеллект человек сам не создавал, а получил его в «готовом виде» – как способность – от природы (Бога) . Следовательно, мы вправе допустить, что природа (Бог) обладала и обладает о человеческом интеллекте большей информацией, чем сам человек.. Если это допущение верно, то человек, что называется «по определению», никогда не создаст и не сможет создать интеллект равный своему собственному, просто потому, что он не владеет всей информацией, которая была в распоряжении создателя его собственного интеллекта. В интеллекте человека был, есть и всегда будет такой «довесок», который ему самому в познании недоступен.
         Другими словами, любое создаваемое человеком творение обязательно должно быть ниже его по организации. Природа (Бог) словно бы предвидя возможные шалости своего чада, наделили его «коротким умом» и «короткими руками», что бы он, ни дай Бог, чего-нибудь не натворил. Если приведенные аргументы верны, то искусственный человек в «полном объеме» никогда не будет создан. В этой связи открытие Курта Гёделя («теорема о неполноте») приобретает не только математический, но эпохальный смысл.
       Итак, мы видим, что обсуждение экологической проблемы ставит значительно больше вопросов, чем дает вразумительных ответов. Но именно поэтому она и представляет интерес для философии.
 


*Статья выполнена при финансовой поддрежке РФФИ, проект №
=Настоящая статья является расширенным и популярным изложением идей, которые были впервые высказаны мной еще в 1993 г. в журнале «Человек» (№5 и №6) в размышлениях «Задолженность» и «Можение». Основные положения статьи были представлены в виде докладов и   обсуждались на философском семинаре профессора Паршина А.Н. и круглом столе «Человек, природа ,экология» в Президиуме РАН, в феврале 2001г.
1 Toynbee A., Surviving the Future. L.1971, р.154.
 
[1]См.: Dowkins R. The Selfish Gene. Oxford, 1976.; Gammer J. The Permissive Society. L., 1971; Gert B., Morality. A New Justification of the Moral Rules.- N.Y.Oxford,- 1988.; Hamilton W.D., The Genetical Evolution of Social Behavior// The Journal of Theoretical Biology , 1964, #7.; Hill Th.E., Contemporary ethical Theories, N.Y., 1960; Hoshii I. , The World of Sex. Vol.4 // Sex in Ethics and Law. Woodchurch : Kent, 1987.;Lorenz K., Das sogenannte Bose. Zur Naturgeschichte der Agression. Wien, 1965, ; Lumsden Ch.I., Wilson E.O., Genes, Mind and Culture. The Coevolutionary Process. Harvard, 1981.MacIntyre A. , After Virtue : A Study in Moral Philosophy. Univ.of Notre Dame, 1984.;Mumford L. Myth of the Mashine. N.Y.,1970. ;The Sociobiological Debate : Readings on the Ethical and Scientific Issues Concerning Sociobiology. N.Y., 1978. ;Sociology and Human Nature : An Interdisciplinary Critique and Defense. San Francisco, 1978.;Trivers R.I., The evolution of Reciprocal Altruism // Sociology and Human Nature : An Interdisciplinary Critique and Defense. San Francisco, 1978. ; Wilson E.O. Sociobiology: The New Synthesis. Cambridge, 1975.
 
[2] Финал этой почти детективной истории Бородай описывает так : Другими словами , здесь возникает такая ситуация , которая могла разрешиться либо неизбежной гибелью вида в результате взаимного истребления самцов (судьба австралопитеков), либо …. Образованием у них способности преодолевать половой инстинкт, «переключать» энергию этого инстинкта на иные непосредственно не связанные с реальной сексуальной сферой виды деятельности – сублимация. Для существа , овладевшего такой способностью ( навыками идеальной сублимации, это означало бы  преодоление собственного естества, преодоление собственной биологической природы - скачек в новое сверхбиологическое качество. Это означало бы рождение сознания …..» Бородай Ю.М., От фантазии к реальности (Происхождение нравственности),- М.ИФРАН,-1995 ,с.207-208.
 
[3]См. : Hargrove E.C. Foundations of   Enviromental Ethics,- New Jersey,1989
1 См.: Колдуэл Л.К.,Международная политика по охране окружающей
среды//Курьер ЮНЕСКО.-1973.- Январь.
1 Печчеи А. Человеческие качества,-М. 1980.
1 Израэль Ю.А. Экология и контроль состояния природной среды,- Л.1984., С.41.
2 Фёдоров Е.К. Экологический кризис и социальный прогресс.-М.1977.- С.59.
1 См.: Пашнина Г.К. О поселке Муслюмово Челябинской области // На путях к духовно-экологической ситуации (Евразийский проект)- Казань.1996.,- С. 109-110.
 
 
1 См.: Дубинин Н.П. Очерки о генетике.-М.1985.-С.85-90.
1 Бганба-Церера В.Р. Становление экологической этики : проблемы и перспективы.,- М.1992,- С.4
 
1 Печчеи А. Человеческие качества,- М.1980,- С.215.
[4] « Ведь очевидно, - считает Золотников Н.Г., - что у человека, чувственные восприятия которого открыты для многокрасочной и многозвучной красоты природы, который при общении с ней способен испытывать эстетическое чувство, связанное с духовным наслаждением, подъемом, восторгом, уровень экологического сознания будет неизмеримо выше, чем у человека, равнодушного к этой красоте» Золотников Н.Г. Природа как эстетическая ценность//Философия и экологические проблемы, - М.1990, - С .123.
[5] Справедливости ради нужно обратить внимание на аргумент ряда историков о том, что упадок античных городов-полисов был связан с обеднением травяного покрытия принадлежащих им угодий, вызванного чрезмерным увеличением поголовья рогатого скота, а, следовательно, и с наступлением «первого» экологического кризиса в истории человечества. Однако, следует иметь ввиду, во-первых, что современный экологический кризис связан с угрозой существования всему человечеству, тогда как о чем-то подобном в античности говорить не приходится; во-вторых, источники существования античных полисов не сводились к одному овцеводству. С другой стороны, нельзя же в самом деле причиной гибели Римской империи называть употребление свинцовой посуды.
1 См., например: White L. The Historical Roots of our Ecological Crisis // Ecology and Religion in History, N.Y., P. 15-30.
1 См.: Александров Р.И., Смольянов А.В. Экология и мораль. – М.1961. – С. 15.
 
[6]Любопытно, что на подобное отличие указывает и Л.Вейт . См.: White L. The Historical Roots of our Ecological Crisis // Ecology and Religion in History, N.Y., P. 25-26.
1 См.: В.Несмелов, Догматическая система Св.Григория Нисского, - Казань.- 1898.
1 Бэкон Ф. Сочинения в двух томах, - М. 1972, Т. 2, - С. 487 – 527.
[7]О применении такого типа ограничений в биологии см. : Паршин А.Н Теорема Геделя//ВФ, - 2000, -№6.