Институт Философии
Российской Академии Наук




  Мачульская О.И. Проблема обоснования морали в рефлексивной философии Ж.Набера (Опыт реконструкции)
Главная страница » » Мачульская О.И. Проблема обоснования морали в рефлексивной философии Ж.Набера (Опыт реконструкции)

Мачульская О.И. Проблема обоснования морали в рефлексивной философии Ж.Набера (Опыт реконструкции)


 
Жан Набер (1881–1960) – французский философ, представитель традиции рефлексивной философии, размышлявший над экзистенциально-персоналистской проблематикой. Ж.Набер, получив высшее образование в Лионском университете и пройдя агрегацию в качестве преподавателя философии, работал в ведущих лицеях Парижа, впоследствии был назначен генеральным инспектором, а затем – директором библиотеки Виктор Кузен при Сорбонне. Свои основные произведения «Внутренний опыт свободы» (1924), «Начала этики» (1943), «Эссе по проблеме зла» (1955), «Устремленность к Богу» (1966, незавершенный труд, изданный после смерти автора) он посвятил построению этической системы, обосновывающей моральную свободу и нравственные ценности. По мнению Набера, задача философии состоит не столько в познании объективного мира, сколько в разрешении практических проблем в кантовском смысле, в возвышении способности человека к самопониманию и самообладанию, в утверждении свободы личности и ее ответственности за свои поступки.
Согласно Наберу, рефлексивная философия представляет собой такой способ мышления, при котором собственное «я» рассматривается в качестве субъекта операций познания, воления, оценки. Рефлексия есть процесс возвращения сознания к самому себе, в результате которого субъект обретает объединяющий принцип интеллектуальной деятельности. Рефлексивная философия, начало которой было положено картезианской идеей cogito и которая была продолжена такими мыслителями, как Кант, Мен де Биран, Фихте. Гуссерль, предлагает считать акт осознания индивидом себя как мыслящего субъекта исходной и несомненной очевидностью, лежащей
 
 
– 117 –
 
в основе фундаментального знания. При этом факт возвращения сознания к себе также нуждается в объяснении, поскольку мыслящее «я» не является объектом внешнего мира и не проистекает непосредственно из опыта.
Как отмечает Набер, рефлексивный метод предполагает осуществление философского анализа в двух направлениях. Во-первых, собственно рефлексивное движение, при котором конечное сознание открывает свою принадлежность к универсальной целостности, осознающей себя через его посредничество и позволяющей единичному «я» приобщиться к фундаментальным законам бытия. Во-вторых, трансцендирование, отношение к мыслящему «я» как конституирующему сознанию, творчески активному субъекту, привносящему в мир ценности. Соответственно рефлексивный метод включает в себя два аспекта: позитивный – самоутверждение («я есть») и негативный – самопреодоление («не ограничиваться самим собой»). По Наберу рефлексивный метод имеет следующие характеристики[1].
Рефлексия интерсубъективна. Речь идет не об индивидуальном опыте отдельного человека, а об опыте рефлексирующего субъекта в философском смысле, о личности, задумывающейся об истоках знания и о человеческом предназначении. Рефлексия носит трансцендентальный, а не эмпирический характер. Рефлексивная философия обращается к исследованию психологических переживаний индивида в той мере, в какой в них отражена экзистенциальная тревога перед лицом Абсолютного. Рефлексия имеет практический смысл. Теоретические изыскания служат задаче построения эмпирической системы и обоснования нравственной свободы.
Из авторов, оказавших влияние на формирование учения Ж.Набера, особая роль принадлежит Р.Декарту. Идея родоначальника рефлексивной философии положить в основание метафизики требование проверки знания с помощью естественного света разума, его установка на рассмотрение мышления как субъективно переживаемого процесса, неотделимого от мыслящего индивида, имели решающее значение при разработке Набером его рефлексивного метода. Тем не менее, Набера не устраивает эмпирическая концепция Декарта, для которой характерны редукция морали к психофизической сфере жизни, упрощенная трактовка добродетели как устойчивой привычки души сопротивляться аффектам, что, по его мнению, не позволяет объяснить феномен нравственной свободы.
Наберу близко учение Менаде Бирана, прежде всего его утверждение об активности субъекта как необходимом условии рефлексии. Набер принимает и развивает положение о том, что сознание приходит
 
 
– 118 –
 
к единству с самим собой в результате волевого усилия мыслящей личности, анализирующей данные опыта и приближающейся к видению чистых моральных ценностей.
Величайшим вкладом в мировую философию Набер считает систему трансцендентального идеализма И.Канта. Набер высоко оценивает предпринятое кенигсбергским мыслителем разграничение мира явлений и мира вещей в себе, его стремление разрешить задачу о возможности синтетических суждений априори и особенно его учение о морали и о свободе. Кант строит свою этическую концепцию основываясь на принципах автономии воли, самозаконодательства личности в морали, универсальности нравственных норм. Согласно Канту, нравственные действия являются актами автономной воли, они не могут быть обусловлены эмпирическими причинами: спонтанными склонностями, внешним принуждением, утилитарными интересами и иными внеморальными факторами. Этической ценностью обладают лишь поступки, совершенные из чувства долга, то есть из непосредственного уважения к нравственному закону. Моральный закон – категорический императив – позволяет квалифицировать действия, основываясь на формальном критерии – универсальной значимости этических норм. В морали воля субъекта является самозаконодательствующей и нравственное требование имеет силу, лишь если оно есть результат свободного и сознательного творчества. Совершая нравственный выбор, индивид конституирует себя как личность и демонстрирует тем самым существование свободы в мире.
Учение Фихте вызвало интерес Набера, поскольку немецкий философ доводит до логического конца начатый Кантом поворот от метафизики бытия к метафизике свободы. В концепции Фихте исходным пунктом философствования является самосознание, утверждающее себя, порождающее всякую реальность и устремляющегося к абсолютному, благодаря наличию свободы как всеобъемлющего деятельного начала.
Набер также испытал влияние философии Э.Гуссерля в плане использования метода феноменологической редукции при анализе личностных переживаний и конституирующей функции сознания.
Набер излагает свою этическую систему в фундаментальной работе «Начала лики». Данный труд является демонстрацией применения рефлексивного метода к моральному опыту субъекта, реализующего свою свободу. Работа состоит из трех книг: I. Данные рефлексии: II. Исходное утверждение; III. Экзистенция.
В Книге Первой философ исследует изначальные данные сознания, которые индивид обретает стремясь выйти за пределы собственного «я» в гот момент, когда он задумывается об истоках своего
 
 
– 119 –
 
«желания быть». Такими изначальными данными являются испытываемые человеком чувства вины, краха и одиночества. Опыт вины соответствует отношению субъекта к самому себе, опыт краха – результат взаимосвязи с миром, опыт одиночества рождается при взаимодействии с другими людьми. Индивид переживает чувство вины, когда ощущает несовершенство собственной личности и понимает необходимость творческого поиска и работы над собой. Это настроение является следствием экзистенциальной тревоги субъекта, перед которым стоит задача осуществить «прогресс в сознании». Человек вынужден преодолевать сложившиеся моральные нормы и собственные убеждения. Бремя риска и ответственности сопровождается острым ощущением вины и страданием. Положительным результатом опыта вины является осознание трансцендентных истоков морали, понимание того, что за пределами актуальных человеческих представлений о нравственных нормах находятся более значимые этические ориентиры, которыми они обусловлены. Опыт краха связан с разочарованием индивида, сталкивающегося с неизбежным крушением своих замыслов и тщетностью собственной деятельности. Субъект ощущает себя заброшенным в чуждый ему мир, равнодушный к его судьбе. Положительным результатом опыта краха является осознание самоценности морали независимо от возможности воплощения нравственных идеалов в реальной жизни. Опыт одиночества приходит в процессе коммуникации. Личность встречается с неустранимой отчужденностью, возникающей между людьми, с невозможностью адекватно понять другого человека. Положительным результатом опыта одиночества является осознание интерсубъективного характера коммуникации.
Применение рефлексивного метода к анализу данных опыта позволяет Наберу в Книге Второй «Начал этики» перейти к изложению концепции «исходного утверждения» («l'affirmation originaire»). Исходное утверждение является выражением обретенной человеком личностной идентичности. Индивид осознает собственную субъективность как способность желать, мыслить, действовать, осуществлять коммуникацию. Исходное утверждение одновременно и имманентно, и трансцендентно. Исходное утверждение представляет собой напряженное соотношение между чистым сознанием и реальным сознанием. Чистое сознание ориентировано на высшие ценности и соответствует «абсолютному утверждению», которое, обладая императивной направленностью («да будет так!») является источником нравственных норм. «Абсолютное утверждение, подтверждающееся благодаря моему утверждению, порождает таким образом в
 
 
– 120 –
 
совокупности и уверенность, и призыв. Этот призыв адресован мне для того, чтобы подтвердить с помощью долженствования и, если понадобится – жертвы, наличие в мире... «я есть»...[2].
Далее, согласно Наберу, «абсолютное утверждение трансформируется в «да будет так!»[3]. В результате реальное сознание, следуя призыву к воплощению моральных идеалов, побуждает субъекта действовать. Так личность приходит к созиданию нравственных ценностей. Представление о ценностях не проистекает из бытия, но является результатом «тетического суждения» («un jugement thetique»), основывающегося на исходном утверждении. Как отмечает Набер, «... за пределами суждения о ценности скрывается некое необусловленное положение, превосходящее любую реальность...»[4]. Вслед за Кантом Набер отстаивает принцип автономии воли в морали и идею прорыва посредством нравственного поступка из сферы необходимости в сферу свободы. «Ценности ... предполагают синтез норм и свободы»[5], – подчеркивает французский философ.
Книгу Третью «Начал этики» автор посвящает проблеме экзистенции. Эпопея «странствия сознания» («l'itineraire de la conscience») завершается, согласно Наберу, возвращением сознания к себе. Индивид проходит путь утверждения собственного «я», конституирования нравственных ценностей и реализации моральных норм в мире через свободу. Таким образом личность обретает подлинное существование в экзистенциальном смысле. Сознание устремляется к идее абсолютного, истоки которой содержатся в самой структуре человеческой субъективности. В этом отношении «экзистирование» является высшей моральной обязанностью личности, венчающей этическую систему Ж.Набера.
 
Примечания
 


[1] Об особенностях рефлексивного метола Ж.Набера см.: NaulinP. L'itinéraire de la conscience. Etude de la philosophie de Jean Nabert. P., 1963. P. 6181.
 
[2] Nabert J. Elements pour une éthique. P., 1971. P. 69–70.
 
[3] Ibid. P. 71.
 
[4] Ibid. P. 80.
 
[5] Nabert J. Experience interieure de la liberté. P., 1924. P 310.