Институт Философии
Российской Академии Наук




  Историко-философский ежегодник. 2020. Т. 35
Главная страница » » Историко-философский ежегодник » Историко-философский ежегодник. 2020. Т. 35

Историко-философский ежегодник. 2020. Т. 35

Весь номер в формате PDF


СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА 

 

  • АНТИЧНАЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Егорочкин М.В.  Шутка Ксенофана.  – С. 5–30    

Аннотация

Первое упоминание о Пифагоре и пифагорейском учении о переселении душ, или метемпсихозе, принадлежит поэту и философу Ксенофану Колофонскому (ок. 570–470 гг. до н.э.). В одной из своих элегий он рассказывает анекдот о щенке, в коем Пифагор якобы распознал душу знакомого человека (21 B 7 DK = D.L. VIII, 36). Принято считать, что стихи Ксенофана являются критическими и представляют собой насмешку над пифагорейской доктриной. Остается, однако, не вполне ясным, в чем, собственно говоря, суть ксенофановской насмешки. Хотя этот вопрос издавна занимает исследователей, удовлетворительного ответа на него до сих пор не найдено. В статье предпринимается попытка объяснить шутку Ксенофана. По мнению автора, Пифагор изображен в ней обманщиком и шарлатаном, который, пользуясь подвернувшимся случаем, пытается преподать обидчику щенка начатки своего учения и залучить нового ученика в свою школу. Но, поступая таким образом, Пифагор не замечает, как попадает впросак, поскольку тем самым невольно признает, что его последователей в грядущей жизни ждет весьма незавидная участь.


Солопова М.А.  Трактат Аристотеля «О юности и старости, жизни и смерти» как сочинение серии Parva naturalia  – С. 30–52    

Аннотация

В данной публикации рассматривается основная проблематика трактата Аристотеля «О юности и старости, жизни и смерти», входящего в сборник Parva naturalia (малые естественнонаучные сочинения). Вниманию читателя впервые предлагается перевод на русский язык этого аристотелевского произведения, в предваряющей перевод статье кратко излагаются аргументы в пользу и против публикации этого текста как самостоятельного трактата из 6 глав и как части большого трактата из 27 глав «О юности и старости, жизни и смерти и о дыхании» (в котором в таком случае гл. 7‒27 соответствуют тексту трактата «О дыхании», а гл. 1‒6 трактату «О юности и старости, жизни и смерти»). В статье уделено внимание изложению основных вопросов и терминов, отдельные положения трактата сопоставляются с другими местами из сочинений Аристотелевского корпуса. К наиболее важным темам, на которые обращено внимание в исследовании, относятся: учение о сердце как середине и как важнейшем органе живого тела, о «периттоме» (выделениях непереваренных излишков пищи), рассуждение о двух видах угасания огня как метафоре жизни и смерти, о внутреннем природном тепле. Полный перевод трактата представлен после последовательного анализа содержания его шести глав.


  • ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Трубникова Н.Н.  Наследие индийского буддизма в «Собрании стародавних повестей».  – С. 53–76   

Аннотация

«Собрание стародавних повестей» («Кондзяку моногатари-сю:», 1120-е гг.) – самый крупный в японской словесности свод поучительных историй сэцува. Из тысячи с лишним его рассказов 185 посвящены Индии. По большей части это достаточно простые примеры воздаяния счастьем за добрые дела и горем за злые, притчи об относительности любых различий (между знатным и простым, богатым и бедным, мудрым и глупым), случаи из жизни Будды Шакьямуни, его учеников и последователей. Эти истории взяты отчасти из сутр, отчасти из китайских буддийских энциклопедий или из сочинений китайцев-паломников, бывавших в Индии; сюжеты отражают взгляд японских книжников на то, какой должна быть родина Будды. В пересказе сюжет нередко подгоняется под задачу: доказать, что японская буддийская община не слишком далеко ушла от древнего индийского прообраза. Жанр сэцува не предполагает рассмотрения сложных философских вопросов, но тем интереснее рассказы, где цитируются отрывки из книг буддийского канона. Также примечательны истории о знаменитых наставниках, таких как Нагарджуна и Васубандху, и о начале значимых для Японии традиций: почитания будды Амитабхи, бодхисаттвы Авалокитешвары и «Лотосовой сутры».

 

  • ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Длугач Т.Б.  От Левиафана к гражданскому обществу.  – С. 77–100   

Аннотация

Автор статьи ставит цель полнее раскрыть содержание концепции общественного договора, впервые представленной в «Левиафане» Томаса Гоббса. Кратко разбирается критика взглядов Гоббса современными исследователями (Т. Парсонс, К. Скиннер, А. Филиппов, Э. Соловьев). Развивший принципы общественного договора Ж.-Ж. Руссо объяснил возникновение государства необходимостью введения частной собственности. Это уже не государство-суверен с подданными, а гражданская община с гражданами, которые становятся благодаря соглашению частями общей воли. Именно граждане на своих форумах принимают законы и учреждают частную собственность, именно гражданская община обладает суверенитетом. В статье уделено внимание также современным теориям справедливости и относительной справедливости Дж. Роулза и М. Уолцера, обратившим внимание на начальное неравенство возможностей людей и пути его преодоления. Автор статьи указывает на трудности, связанные с актами суверенитета, т.е. с актами принятия законов в учении Руссо. Законодатель, предлагающий законы, и народ, принимающий их, находятся в сложных антиномических отношениях: непросвещенный народ не понимает смысла предлагаемых законов, а законодатель не может объяснить его, поскольку опережает свое время. Руссо не разрешает эту антиномию так же, как не может признать здравый смысл надежным способом управления обществом. В заключение статьи рассматриваются некоторые современные концепций общественного устройства (Ю. Хабермаса и В. Библера). 


Ойттинен В.  Когда Дидро встретил Екатерину: некоторые размышления об архетипическом событиии.  – С. 101–116    

Аннотация

Автор статьи исследует соотношение религии и философии в дневнике Анри Амьеля (1821–1881) и приходит к выводу, что в молодые годы Амьель был скорее учеником Шеллинга, чем Гегеля, разделяя шеллингианскую позицию «позитивности» и признавая первенство религии перед философией в «домостроительстве» духа. В дальнейшем, по мнению автора статьи, успехи наук о природе подталкивали швейцарского философа к переосмыслению разделяемого им ранее соотношения религии и философии, в результате чего трансцендентный Бог уходит с горизонта его мысли и его место занимает имманентный бог философов-рационалистов. Как показывает автор статьи, Амьель колеблется между теизмом и пантеизмом, соответственно, «между Лейбницем и Спинозой» таким образом, что философия и религия у него сходятся в понятии идеала и долга, предполагающих спиритуалистическое понимание бытия.


Мотрошилова Н.В.  История философии в системе Гегеля.  – С. 117–166    

Аннотация

Статья посвящена подробному исследованию историко-философской концепции Гегеля, обсуждаются все основные проблемы, связанные с ее становлением и изменением: датировка гегелевских «Лекций по истории философии», проблемы, связанные с записями лекций К.Л. Михе-летом; отдельно обсуждается «Предисловие» Гегеля к лекциям по истории философии1816 г. Автор статьи исследует такие вопросы, как понятие истории философии, начало философии и ее истории, периодизация и источники истории философии, поставленную Гегелем проблему отличия философии от других видов духовной деятельности. Рассматривается гегелевский анализ немецкого философского идеализма. Обсуждается место истории философии в гегелевской системе философских дисциплин, автор анализирует беспрецедентную разветвленность разработки и реализации системных принципов в философии Гегеля. В статье показано, что история философии дисциплинарно включена в одно из больших звеньев системы Гегеля ‒ в раздел «философия», включенный в рубрику «абсолютный дух». Об огромной теоретической и культурной роли истории философии говорит то, что раздел «абсолютный дух» не просто завершает, а увенчивает все гегелевское системное построение, соответственно, и история философии является вершиной системного «организма» философских дисциплин. Гегель ставит философию, а в педагогическом плане именно ее историю, выше искусства и даже выше религии. 

 

  • СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ 

Блауберг И.И.  Фердинан Алькье – философ и историк философии.  – С. 167–187   

Аннотация

В статье рассматривается концепция французского историка философии Фердинана Алькье, специалиста по проблемам классического рационализма. Получивший известность как автор работ по философии Декарта, Мальбранша, Спинозы, Канта, Алькье уделял особое внимание методологии историко-философского исследования. Принципы метода тесно связаны у него с общефилософской концепцией, создававшейся в период сильного влияния экзистенциализма во Франции. Во многом не соглашаясь с экзистенциалистами, Алькье, однако, воспринял онтологическую ориентацию философии его времени. В центре его внимания – бытие, противостоящее миру объектов и неподвластное любой объективации. Сознание, мышление, разум нацелены на это трансцендентное бытие, что побуждает их постоянно выходить за собственные границы. В соответствии с такой позицией Алькье разделяет в сфере историко-философских исследований изучение систем и подходов, или способов рассуждения. В отличие от систем, часто противоречащих друг другу, подходы, которые ориентированы на бытие, свидетельствуют о глубинном согласии философов. 

 

Шишков И.З.  К. Поппер и досократики (Ксенофан, Гераклит, Парменид)  – С. 188–210    

Аннотация

В статье предпринята попытка осуществить реконструкцию попперовской интерпретации философских и научных идей Ксенофана, Гераклита и Парменида с целью обосновать вывод о том, что именно знакомство Поппера в юности с мыслью досократиков в лице прежде всего Ксенофана, Гераклита и Парменида оказалось определяющим в формировании критицистской методологической парадигмы и в целом философии критического рационализма. Оригинальная философская и научная мысль досократиков явилась для Поппера неисчерпаемым источником, из которого он черпал всё богатство своих мыслей на протяжении всей своей долгой творческой жизни. Его длительные штудии досократической мысли позволили ему прийти к важнейшему выводу о том, что истоки большинства фундаментальных идей как классической, так и современной науки восходят не только к ранней греческой философии и науке, но и к мифотворчеству древних. В частности, что наука Коперника, Галилея, Кеплера Ньютона была дальнейшим развитием космологии греков, а также что переход от донаучных мифов к науке стал возможным в силу нового отношения к мифам ‒ в силу критического отношения к ним.

 

Круглов А.Н.  Возможна ли фундаментальная онтология?  – С. 211–230    

Аннотация

В статье ставится вопрос о том, возможна ли фундаментальная онтология. Для ответа на него очерчиваются истоки термина “онтология” в XVII в., а также его развитие и видоизменение в XVIII–XIX вв. Происхождение термина “фундаментальная онтология” у М. Хайдеггера,  который играет немаловажную роль в таких его сочинениях, как «Кант и проблема метафизики» и «Бытие и время», объясняется аналогией с фундаментальной теологией, а также влиянием сочинений К. Брайга. Претензии Хайдеггера на открывшуюся ему “подлинную” онтологию имели под собой псевдоэтимологические и псевдоисторические, а также сомнительные философские основания. Псевдоэтимологические и псевдоисторические аргументы Хайдеггера проясняются на примере его обращения с сочинениями Баумгартена и Канта. Сомнительные философские основания состоят в невозможности фундаментальной онтологии Хайдеггера претендовать на некую общезначимость и фундаментальность в духе Аристотеля и Канта, анахронических метасциентистских претензиях, вкусовщине и придании трансцендентального характера экзистенциалам. В итоге ответ автора на поставленный вопрос звучит так: в дескриптивном смысле имеется «фундаментальная онтология Хайдеггера», в то время как фундаментальная онтология отсутствует, и ее никогда не было – вероятно, в силу ее невозможности. 

 

  • РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Аляев Г.Е., Резвых Т.Н.  Интуиция первоосновы бытия: последние записи С.Л. Франка.   – С. 231–262    

Аннотация

Вниманию читателей предлагается публикация неизвестных ранее записей С.Л. Франка последнего периода его жизни – неоконченных отрывков «О жизни» и «О философии», а также философского дневника1950 г. (тексты хранятся в фонде С.Л. Франка Бахметевского архива Колумбийского университета, США). В статье проведен палеографический и текстологический анализ источников, осуществлена их датировка. Исследованы обстоятельства последнего года жизни русского философа, связанные с написанием этих текстов. Проанализирована связь последних записей Франка с его опубликованными работами, а также с нереализованными творческими планами. Публикуемые тексты касаются ряда сквозных тем творчества Франка – о сущности философии, о философии и науке, о смысле человеческой жизни, о христианской Церкви и вере, об онтологии времени, о демократии, о духовной ситуации времени. Они отражают осмысление философом его основной религиозно-философской интуиции – интуиции первоосновы бытия и присутствия Бога в человеке, и свидетельствуют о мистическом характере этой интуиции. 

 

Мьер Коре Йохан.  Русская религиозная философия в секулярный век.  – С. 263–282    

Аннотация

В статье рассматривается понятие «русская религиозная философия» как своего рода философский канон русского религиозного идеализма, созданный Владимиром Соловьевым и развитый в работах прежде всего Сергея Булгакова и Николая Бердяева. Сами себя эти мыслители понимали в качестве представителей новой русской православной философии. Однако это направление в русской мысли возникло посредством адаптации немецкого идеализма – главным образом работ Шеллинга – и переосмысления центральной темы в традиционном православном богословии – в первую очередь идеи о человеческом обожении (теозисе), переведенной на язык философского идеализма. Автор интерпретирует русскую религиозную философию как встречу между православной традицией и западным секулярным мышлением, которое также стремилось к секуляризации религиозного мировоззрения посредством философской рефлексии веры и догм. Опираясь на мнение исследователей данной традиции от М. Вебера до Ч. Тейлора, автор проводит аналогию между западной секулярностью, явившейся результатом развития внутри христианского мышления, и русской религиозной мыслью.

 

  • НАШИ ИНТЕРВЬЮ

«Испытать жизнь сполна». Интервью с проф. М.Ф.Быковой   – С. 283–322    

Аннотация

В юбилейном интервью с профессором Университета Северной Каролины Мариной Федоровной Быковой речь идет о ее творческом становлении, студенчестве в Ростовском государственном университете, аспирантуре в Институте философии РАН, опыте исследовательской работы в научных центрах Германии и Австрии, успешной академической карьере в России и США. Обсуждается понимание философии, рассматривается вопрос о специфике профессионального занятия историей философии, вскрываются различия континентальной и аналитической философских традиций, рассказывается о журналах «Studies in East European Thought» и «Russian Studies in Philosophy» и о ключевых требованиях к авторам в американской философской периодике, анализируются особенности преподавания философии в США, Европе и России. Интервью провела Юлия Вадимовна Синеокая.


  • РЕЦЕНЗИИ

Татаренко Н.А.  Классическая философия немецкого идеализма (Размышления о книге:  
                           Bykova M.F. (ed.). The German Idealism Reader. Ideas, Responses, and Legacy. London: Bloomsbury Academic, 2019. 472 p.)  – С. 323–334    

Аннотация

Немецкая философия конца XVIII – первой трети XIX века, смысловое ядро которой составляли идеалистические концепции Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля – период духовной и интеллектуальной жизни Германии, восхищающий многообразием талантов, буйством споров и дискуссий, расцветом литературы и утверждением силы человеческого духа. Как и любые другие философские идеи, идеалистические утверждения не были единодушно восприняты полным согласием благородной публики. Критика их исходила не только от представителей других направлений, будь то иррационалистическая традиция или скептицизм, но также рождалась среди представителей самого идеализма, послужив мощным толчком к развитию. Философские взгляды Маркса, Кьеркегора, Ницше представляет собой отрицание предшествующей эпохи, базирующееся на абсолютно разных принципах. XX в. продолжил тенденцию отказа от классики, предложив нам в качестве кульминации философию постмодерна, однако после тотального отрицания всего разумного и рассудочного мы вновь прослеживаем тенденцию возврата к эпохе идеализма и обоснования его актуальности сегодня. Автор статьи обращается к проблемам исследования философии немецкого идеализма в контексте размышления над новой книгой «The German Idealism Reader. Ideas, Responses, and Legacy», изданной М.Ф. Быковой. 

  • Summaries   – С. 335–341