Институт Философии
Российской Академии Наук




  Естественнонаучные основания социальной нравственности
Главная страница » » Философские вопросы естествознания » Естественнонаучные основания социальной нравственности

Естественнонаучные основания социальной нравственности

Антипенко Леонид Григорьевич

кандидат философских наук

старший научный сотрудник

Института философии Российской

Академии наук

e-mail: chistrod@yandex.ru

тел. 8.965.330.01.83

123154, Россия, Москва, ул.

Тухачевского, 32-2-198.                                                                               

 

                                    Естественнонаучные основания социальной нравственности

 

       Аннотация. В статье исследуется вопрос о том, соотносятся ли наши суждения о нравственности и безнравственности в социуме с какими-либо природными предпосылками, входящими в предметную область естествознания. Выявляется последовательный параллелизм между созидательным и расточительным трудом, превратимой и непревратимой энергией, эктропийной и энтропийной компонентами времени. 

       Ключевые слова. Социальная нравственность, Хаос и Логос, энтропия и эктропия, расточительный и созидательный труд, временные аспекты нравственности.

                                                 

        Принято искать истоки норм нравственного поведения людей в человеческой культуре. Однако часто забывают, что мировая культура социума формируется  в обстановке внешней природной среды, отношения людей к которой тоже подлежат оценки со стороны нравственности. Экология как наука потеряла бы всякую ценность, если бы она не включала в себя нравственного содержания. Ключевыми понятиями, характеризующими это содержание, служат понятия энтропии и антиэнтропии (эктропии). Я сомневаюсь в том, что можно было когда-то звучавший призыв к покорению природы  назвать нравственным, но, несомненно, что обращение людей к людям же с просьбой выйти на борьбу с энтропийным валом, поднятым  их  экологически-вредоносной деятельностью, подлежит положительной нравственной оценке.

         В этом плане П.А. Флоренский сформулировал постулат, вобравший в себя оценку трёхстороннего отношения людей − к культуре, к социальным нормам нравственности,  к вселенской природе, − и посчитал его столь важным и общезначимым, что возвёл в ранг своего  кредо: 

        «Основным законом мира Флоренский считает второй принцип термодинамики − закон энтропии, взятый расширительно, как закон Хаоса во всех областях мироздания. Миру противостоит Логос − начало эктропии. Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием: культура состоит в изоляции, как задержке уравнительного процесса вселенной, и в повышении разности потенциалов во всех областях, как условии жизни, в противоположность равенству − смерти»1.  

Экологически-вредоносную культуру Флоренский назвал антикультурой.

       По-разному складывается пропорция культуры и антикультуры в разных  цивилизациях. Здесь полезно было бы провести сравнительный анализ различных цивилизационных систем, отправляясь, скажем, от содержания книги С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций»2. Но пока достаточно будет, в качестве примера,  указать на своеобразие лишь одного типа цивилизации − того типа, который исторически восходит к России. Линия его жизни прослеживается, начиная примерно с рубежа второго и первого тысячелетий до н.э., т.е. с той временной даты, когда разразилась Троянская война, описанная  в Илиаде Гомера. Этнически связанные компоненты этой линии суть: пеласги (они же жители Троады (Илиона, тар − Руисы (tar-Ru(u)isa по-хеттски)); венеты (позже: венды); этруски (расены); словены (реты); русичи. Слово Русь имеет единый корень со словом речь, а вот  часть западной  ветви  славяно-русов когда-то предпочла называть себя словенами (т.е. теми, кто обладает словом).  

        В эвгемерическом плане (эвгемеризм − обоготворение исторической личности) родоначальником наших предков (предков славяно-русов) является Прометей (Промыслитель). Место его жития − Малая Азия. По свидетельству Геродота, Азия, как часть света, получила своё имя от жены Прометея Асии (Геродот, IV, 45). Геродот  сообщает также  о том, что пеласги − до-эллинское население Греции, и что фригийцы-пеласги − самый древний народ на Земле, с чем  вынуждены были согласиться даже египтяне, возлагавшие на себя этот приоритет  (Геродот, II, 2).

         Согласно античной мифологии, Прометей − титан, восставший против эллинских богов-олимпийцев. Он похитил у них небесный огонь и принёс его в дар людям.

        С позиции нашей цивилизации Прометей − человек-легенда. Прометеевский огонь − огонь необычный. Он того же рода, что и огонь, который каждый год возжигается у православных христиан в пасхальную ночь в Кувуклии, расположенной в Храме Гроба Господня в Иерусалиме. Тут мы встречаемся вовсе не с тем обыденным образцом процесса горения, который обусловлен реакцией кислородного окисления горючего материала. Нет, это огненный факел, появляющийся в результате концентрации тепловой энергии, рассеянной в окружающем пространстве. Но именно таков огонь Прометея.  

        К сожалению, до сих пор мало кому удалось  вникнуть в его сущность. Пока смогу привести лишь одно суждение на сей счёт, не совсем точное, но всё-таки утверждающее наличие разницы между двумя типами огня. Приводится оно в статье, посвящённой религии античных греков и помещённой в двухтомнике «Иллюстрированная история религий», изданном на русском языке в 1899 году. Характеризуя культ одного из олимпийских богов, Гефеста, авторы замечают: «Более благородный образ, соответствующий Гефесту, мы имеем в Прометее. Он также бог огня, также искусен и хитёр. Но огонь, представляемый Прометеем, не есть огонь природный, брошенный с неба, но огонь очага, который или похищен с неба, или произведён искусственно. . Праздник  Прометея, Прометеи, праздновался бегом с факелами, причём отец давал сыну в руки факел»3.

        Древнегреческая цивилизация существовала до тех пор, пока эллины хранили и передавали от отца к сыну антиэнтропийный огонь Прометея, полученный ими от пеласгов. А дальше − его утрата, завершившаяся завоеванием Греции Римом. В буржуазной Римской империи о Прометеевом огне уже не могло быть и речи. Возобновили Прометеевский свет и огонь позже лишь христиане, но в интересах только своих сакральных целей. А ведь он является символом вообще всей антиэнтропийной деятельности людей.

        В XX столетии прометеистическое мировоззрение как мировоззрение нравственно-экологическое, в смысле его антиэнтропийной направленности, было восстановлено и получило дальнейшее развитие в исследованиях Петра Степановича Боранецкого (1900 − не ранее 1965). С аспектами его социальной и философской деятельности, в том числе и деятельности в качестве «тайного советника вождя», можно познакомиться, в частности, на сайте www.titanage.ru4. А мы в данном эссе переведём изучение  вопроса о естественнонаучных основаниях социальной нравственности в экономическую плоскость.   

        В самом конце  XIX столетия среди российских революционеров зазвучала, по-марксистски сложенная, песня «Красное знамя» (её сложили польские революционеры, а русский текст выдал в феврале 1900 года Владимир Акимов). Последний куплет этого песнопения звучит так:

                  Долой тиранов! Прочь оковы,

                  Не нужно старых рабских пут!

                  Мы путь земле укажем новый,

                  Владыкой мира будет труд!

        Авторам, видимо, было невдомёк, что не всякий труд идёт на пользу людей, что есть труд, который ставит в один ряд и раба, и господина, по чьей вине, как выразился Ницше, пустыня наступает. Труд в буржуазном обществе, как обществе потребления,  подразделяется на труд созидательный и труд расточительный.  О том, что лежит в основе данного подразделения и каковы его следствия, можно составить представление по содержанию антибуржуазной политэкономии, созданной нашим соотечественником Сергеем Андреевичем Подолинским (годы жизни: 1850−1891)5. Подолинский открыл природный фактор, отрицающий укоренившиеся в сознании научного сообщества атрибуты всеобщности и необходимости второго начала термодинамики. Он доказал существование такой формы движения материи, в которой излучённая тепловая энергия обретает способность сосредотачиваться и активно функционировать, что можно наблюдать в сфере жизни на примере фотосинтеза зелёных растений.   

         На основании этого наблюдения автор сделал эмпирическое обобщение,  согласно которому в природных и социальных процессах функционируют два вида энергии − энергии превратимой и энергии не-превратимой. Не-превратимой − значит  обесцененной, не способной превращаться в работу6. (Впоследствии это эмпирическое обобщение было возведено в ранг теоретического закона, о чём будет сказано ниже). Отсюда у него критерий различения созидательного и расточительного труда − в зависимости от результатов накопления или растраты превратимой энергии.  «Действия, − писал он, − имеющие результатом явления, противоположные [созидательному] труду, представляют расхищение энергии, т.е. увеличение количества энергии, рассеиваемой в пространстве»7. Соответственно делается такой вывод: « Главной целью человечества при труде должно быть абсолютное увеличение энергийного бюджета, так как при постоянной его величине прекращение низшей энергии в высшую скоро достигает предела, далее которого оно не может идти без излишних потерь на рассеяние энергии»8.

         Подолинский признаёт наличие способности к (созидательному) труду не только у человека, но и у многих животных и насекомых. Мы не знаем, правда, пишет он, таких случаев, где бы животные систематически возделывали какие-либо растения и таким образом прямо бы увеличивали часть сберегаемой солнечной энергии, но зато мы знаем такие примеры (шмели, пчёлы), где животные некоторыми действиями своими способствуют систематически, хотя, может быть, и не вполне сознательно, лучшему развитию тех растений, которыми они питаются. Вполне сознательное отношение к труду присуще только человеку, но тем более непростительно, когда он замешан в расхищении энергии, выражающемся, скажем, в производстве предметов роскоши и в другом непроизводительном потреблении9.

        Понятно, что расточительный труд представляет собой экологически вредоносную деятельность людского сообщества. Но мы ставим вопрос об оценке поведения и деятельности людей в более широком плане − в плане категории нравственности и её естественнонаучных предпосылок. Здесь сама Природа предоставляет нам образец того, на что следует равняться при суждениях о нравственных и безнравственных поступках людей. Ближайшим образом таким образцом выступает для нас Земная биосфера. Земная биосфера является первичной средой людского обитания, и сама жизнь в ней возможна лишь потому, что она способна накапливать энергию солнечного излучения, удерживать её от бесполезного рассеяния. На это обстоятельство неоднократно указывал В. И. Вернадский. В результате жизненного процесса, писал он, в Земной биосфере происходит накопление свободной энергии. «Биосфера в ходе геологического и исторического развития становится всё активнее»10. (Понятие свободной энергии синонимично понятию превратимой энергии Подолинского). С этой точки зрения нравственное поведение социума в отношении Природы означает осознание им необходимости стать на путь коэволюционного развития по отношению к законам функционирования и развития Земной биосферы11.  

        В физической науке мировоззренческие категории Логоса и Хаоса и соответствующие им понятия превратимой и непревратимой энергии находят, по современным представлениям, своё выражение в структуре времени. К числу тех, кто сделал первые шаги в направлении её изучения, принадлежит наш выдающийся соотечественник В. Н. Муравьёв (1885−1932), поставивший задачу освоения времени, овладения временем12. Во всех конкретных науках, отмечал он, в философии, биологии, психологии, физике, математике и механике, наконец, в физиологии и химии можно найти, в том или ином виде, постановку вопроса о времени. Но такая общность проблемы времени вызывает необходимость отыскания какого-то общего метода, выносящего её рассмотрение из сферы той или другой замкнутой научной дисциплины. Для этого надо, очевидно, искать связи времени с явлением таким же общим для всех наук, как само время и вместе с тем поддающимся вполне точному исследованию. «Явление это обнаруживается, если вдуматься в содержание понятия времени, как оно даётся нам одинаково в философии, в математике и на опыте.

        Время, если рассматривать его как реальность, есть не что иное, как изменение и движение»13. Сущность же времени заключается в том, что оно слагается из двух начал, − начала энтропийного и начала  антиэнтропийного, или эктропийного14. Овладение временем означает обретение способности со стороны человека воздействовать на данные  начала, управлять процессом превращения энтропии в эктропию15.  Если раньше   социальные и исторические отношения людей рассматривались односторонне, как результаты времени, то теперь они, по мнению Муравьёва, становятся  времяобразующими факторами16.

        Муравьёв не смог представить формулу сочетания энтропийного и эктропийного начал в едином времени. Для решения такой задачи нужно было располагать языком квантовой физики. Квантовая калибровка времени подтверждает догадку Муравьёва о структурном двуначалии времени, что видно при использовании фундаментального языка квантовой теории, где энтропийная и эктропийная компоненты времени даются в виде квантовой суперпозиции со своими амплитудами вероятности, по которым рассчитываются вероятности появления одной и второй компоненты во временном потоке. Время не несёт в себе квантов энергии, величина которых определяется по формуле  (здесь − постоянная Планка, − циклическая частота), но включает в себя кванты энтропии/эктропии, поскольку величина энтропии квантуется и её квант (минимальная величина) равен постоянной Больцмана k. (Со всеми подробностями на сей счёт читатель может познакомиться в авторской статье «Квантовая физика открывает перспективу решения проблемы человеческого сознания»17).

       Здесь важно добавить ещё, что энтропийная и эктропийная компоненты времени суть не что иное, как фазы его прямого и обратного течения. В своём повседневном опыте человек не ощущает обратного течения времени, потому что вероятность фазы «время вперёд» значительно превышает вероятность обратной фазы.

        Возвращаясь к муравьёвской концепции овладения временем, следует сказать, что да, человеку дана возможность управлять временем в той мере, в какой время предстаёт как процесс изменения баланса между энтропией и эктропией. Но эта возможность даётся только в форме вероятностных результатов, в форме того, что в теории вероятности называется математическим ожиданием.

       Предельным случаем превосходства эктропии над энтропией является победа над смертью. Как известно, Н. Ф. Фёдоров (1829−1903) провозгласил в Философии Общего Дела задачу преодоления смерти не только для тех, кто живёт в настоящем, но и по отношению к прошлому, короче говоря, задачу воскрешения предков. Решение данной задачи он мыслил как движение в прошлое по ступеням отцовства: сын воскрешает ушедшего из жизни отца, тот, в свою очередь, воскрешает своего отца и т.д.18  Всесторонне оценивая  Философию Общего Дела, Н. А. Сетницкий высказал в 1932 году следующую мысль: «Вполне можно согласиться со всеми, кто писал когда-либо о Н. Ф. Фёдорове, что в его писаниях дано наиболее дерзновенное и возвышенное построение из числа всех известных в истории. Но в то же время вполне понятно, какое сопротивление должны были встречать эти теории со стороны большинства учёных и мыслителей последнего полустолетия»19.

       С нашей точки зрения наиболее правильную оценку проекта Фёдорова дал как раз Муравьёв. Ход в прошлое, восстановление прошлого, указывал он, было бы оправдано, если бы оно было освящено. Но, если бы всё прошлое было освящено, не было бы никакой нужды в действии, создающем будущее. «Греховность мира сказывается именно в неочищенном её прошлом. Надо покаяться, т.е. осознать примесь смерти к жизни в её прошлом»20. Квантовая теория времени с её вероятностной оценкой прошлых и будущих событий, в том числе и таких, как жизнь отдельных людей, не позволяет восстанавливать ушедшие в прошлое события без оценки их различия. Применительно к человеческой жизни − это нравственная оценка. К тому же, как совершенно правильно утверждает Муравьёв, воскресение немыслимо без обновления. Если речь заходит о вечности, пишет он, то вечность неотделима от творчества, а воскресение − от процессов, в которых проявляется всегда в старом новое. Коли нет старого, то нет вечности, ибо ничто не длится. Не если нет нового, то также нет вечного. Вечность требует нового. «Неизменной вечности не может быть, ибо она равнялась бы ничто, − косность и неподвижность не могут длиться, ибо длительность есть сочетание постоянства и изменения. Только там, где возникает разнообразие и, следовательно, новое, есть содержание длящегося»21.

 

                                 Литература

      1.  Антипенко Л. Г. Квантовая физика открывает перспективу решения проблемы

  человеческого   сознания // Метафизика (научный журнал). 2016. № 2(20). С. 111-       123.

      2.  Антипенко Л.Г., Воронин М.А. Alma mater: прометеизм Петра Боранецкого http://www.titanage.ru/CentreRus/Prometeism.php.

      3.        Вернадский В. И. Живое вещество и биосфера. М.: «Наука», 1994. − 672 с.

     4. Иллюстрированная история религии в двух томах. Под ред. проф. Д.П. Шантепи де  

          ля Соссей. Том второй, 1899.− С. 241.  (Цитируется по новому идентичному  

          изданию 1992 года)).

 

      5.   Моисеев Н. Н. Проблема соответствия действий человека общим законам развития  биосферы / Атлас временных вариаций природных, антропогенных и социальных процессов. Т.3. М.: «Научный мир», 2002. С. 46−50.

     6.  Муравьёв В. Н. Овладение временем. М.: РОССПЭН, 1998. − 319 с.

      7.   Подолинский С. А. Труд человека и его  отношение к распределению энергии // Мыслители Отечества. Подолинский Сергей Андреевич. М.: «Ноосфера», 1991.− 82 с.

      8.  Сетницкий Н. А. Целостный идеал // Н. Ф. Федоров: pro et contra. Книга первая.

СПб.: Издательство Русского Христианского института, 2004. − С. 659-689. 

       9.   Н. Ф. Федоров: pro et contra. Книга первая. СПб.: Издательство Русского      Христианского  института, 2004. − 1112 c. 


      10.   Флоренский П.А. Автореферат // Энциклопедический словарь Гранат. − Т.44. М., 1927.


       11.   Хантингтон, Сэмюэль. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство   АСТ», 2003. − 603, [5] c.  



1 Флоренский П.А. Автореферат // Энциклопедический словарь Гранат. − Т.44. М., 1927. − С. 39.

2 Хантингтон, Сэмюэль. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. − 603, [5] c.

3 Иллюстрированная история религии в двух томах. Под ред. проф. Д.П. Шантепи де ля Соссей. Том второй, 1899.− С. 241.  (Цитируется по новому идентичному изданию 1992 года)).

4 Антипенко Л.Г., Воронин М.А. Alma mater: прометеизм Петра Боранецкого http://www.titanage.ru/CentreRus/Prometeism.php.

 

5  Подолинский С. А. Труд человека и его отношение к распределению энергии // Мыслители Отечества. Подолинский Сергей Андреевич. М.: «Ноосфера», 1991.

 

6 Подолинский С. А. − С. 76−82.

7 Подолинский С. А. − С. 82.

8 Подолинский С. А. − С. 82.

9 Подолинский С. А. − С. 79.

10 Вернадский В. И. Живое вещество и биосфера. М.: «Наука», 1994. − С. 488.

11 Моисеев Н. Н. Проблема соответствия действий человека общим законам развития биосферы / Атлас временных вариаций природных, антропогенных и социальных процессов. Т.3. М.: «Научный мир», 2002. С. 46−50.

12 Муравьёв В. Н. Овладение временем. М.: РОССПЭН, 1998.

13 Муравьёв В. Н. − С. 100-101.

14 Муравьёв В. Н. − С. 258-261.

15 Муравьёв В. Н. − С. 261.

16 Муравьёв В. Н. −С. 106.

17 Антипенко Л. Г. Квантовая физика открывает перспективу решения проблемы человеческого сознания // Метафизика (научный журнал). 2016. № 2(20). С. 111-123. 

18 Н. Ф. Федоров: pro et contra. Книга первая. СПб.: Издательство Русского Христианского института, 2004. − 1112 c.

19 Сетницкий Н. А. Целостный идеал // Н. Ф. Фёдоров: pro et contra. C. 659-689.

20 Муравьёв В. Н. − С. 299. 

21 Муравьёв В. Н. − С. 286.