Институт Философии
Российской Академии Наук




  Темпоральная политэкономия
Главная страница » » Приложение к семинару. Записная книжка » Темпоральная политэкономия

Темпоральная политэкономия

Обновление экономической системы: новая, темпоральная, политэкономия

 

       Один из ответов на вопрос о том, как подготовить кадры для нового экономического развития, состоит в том, чтобы создать отвечающий духу времени учебник  политэкономии, который смог бы заинтересовать потенциальных  экономистов,  практиков и теоретиков, своим идейным содержанием. Мне представляется, что новая политэкономия стоит в преддверии того, чтобы поставить на место таких понятий прежней политэкономии, как прибавочный труд,  прибавочная стоимость, отчуждение прибавочной стоимости  и пр., другие оценки хозяйственной деятельности и социальной жизни. Эти оценки включают в себя категорию времени. Понять это можно на примере следующих суждений, принадлежащих известному  историку А. И. Фурсову.

       Раньше как-то не замечали, что капитализм обладает чертами пожирателя чужого времени. Возможно, объясняется это тем, что не учитывались  такие научно-философские понятия, как расход времени, недостача (привация, по Хайдеггеру) времени и т п. Так  ещё немцы, напоминает Фурсов, говорили только о Lebensraum − пространстве для жизни. Ныне же «впору говорить о Lebenszeit − времени для жизни, времени-как-жизни, пожирая которое умирающий капитализм пытается продлить свою жизнь». «Пожирать чужое время», утверждает Фурсов, это значит, что капиталистическая эксплуатация есть присвоение не только чужого экономического продукта, но и − посредством времени − чужой жизни. Убеждают в этом хотя бы следующие факты. Средняя продолжительность в Древнем Риме была равна 22−25 годам. Но римляне из высших групп жили по 75−80 лет. Примерно то же можно сказать и про английскую аристократию XIX века: средняя жизнь 45 лет, в верхах 75̶ 80 лет. «Это означает, что их социально-экономическое положение транслируется на время жизни …» (цитаты взяты из диалога «Как победить» Андрея Фефелова и Андрея Фурсова // Газета «Завтра», №4 (1260), январь−февраль 2018 г.).

       Высказанные здесь суждения затрагивают политэкономию капитализма, в которой фактор времени учитывается лишь косвенным образом. В варианте социалистической политэкономии, намеченном в начале 50-х годов прошлого столетия Сталиным, этот фактор становится мобилизующим средством экономического производства, выступает  мерилом произведённых продуктов. Сталин писал: «На второй фазе коммунистического общества количество труда, затраченного на производство продуктов, будет измеряться не окольным путём, не через посредство стоимости и её форм, как это бывает при товарном производстве, а прямо и непосредственно − количеством времени, количеством часов, израсходованным на производство продуктов» (И. Сталин. Экономические  проблемы социализма в СССР. Ленинград, 1997). − С.21).

        Понятно, что Сталин имел в виду не механически-нивелированное время, а его двухфазовую структуру, при которой одна фаза является созидательной, антиэнтропийной, другая − разрушительной, эктропийной. Вообще феноменологически представление о времени складывается на основании следующих признаков: 1) протяжённость (длительность), 2) цикличность, 3) направленность (в геометрическом представлении временная ось имеет одностороннее направление по отношению к нулевой точке отсчёта, идентифицируемой с «теперь»). При этом физики обычно заранее признают, что стрела времени (от прошлого к будущему) может рассматриваться только в смысле (статистической) тенденции одностороннего течения. В отличие от феноменологии времени онтологический подход к его постижению полагает, что апелляция к его феноменологическому аспекту недостаточна для того, чтобы овладеть темпоральными способами упоавдегия разных процессов. Так сначала определяются параметры единого универсального (мирового) времени (рассматриваются взаимоотношения универсальных физических констант, таких, как константа Планка , гравитационная постоянная G, скорость света с, постоянная Больцмана k, и др.). Затем устанавливается, каким  образом в разных физических процессах усваивается (преломляется) универсальное мировое время. Так, например, можно выделить тензорный и спинорный способы описания и управления временем. 

        В биологии и социальной жизни людей важную роль играет именно двухтактная, двухфазовая структура времени (по типу систолы и диастолы сердечного пульса). Темпоральная политэкономия ставит своей задачей управления временем таким образом, чтобы восходящий период творческой жизнедеятельности человека занимал как можно большую часть его