Журнал «Философская антропология». 2016. Т. 2. № 2.
 
    
   
                
Институт Философии
Российской Академии Наук




  2016. Т. 2. № 2
Главная страница » Периодические издания » Журналы » Философская антропология » 2016. Т. 2. № 2

2016. Т. 2. № 2

 

Философская антропология. 2016. Т. 2. № 2.

Весь номер в формате PDF

 

В НОМЕРЕ


СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА


Павел Гуревич. Рациональное и иррациональное в культуре

Автор статьи стремится охарактеризовать рационалистическую версию культуры. Он отмечает, что культура несёт в себе огромное содержание. Её наполнение кажется безграничным. Она возникает благодаря тому, что разум человека даёт ему возможность особыми, неизвестными природе способами добывать, сохранять, накапливать, обрабатывать и использовать информацию. Эти способы связаны с созданием специальных знаковых систем, с помощью которых информация кодируется и транслируется в социуме. Культура прежде всего сверхприродна. В природе нет звучащих симфоний, стихотворных лирических излияний, пейзажей, схваченных анонимной кистью. Человек творит культуру, опираясь на собственное сознание, эмоции, волю и интуицию. Она предназначена для сотворения неизведанных миров. Поэтому, описывая культуру конкретной эпохи, мы в первую очередь называем достижения науки, философии, искусства.

Эти установки вдохновляли возникшую в XVIII в. особую область философского знания – философию культуры. Однако философия расширила границы культуры, её многосоставность и обратилась к анализу глубинных основ человеческого существования, обосновала плодоносность традиции и кристаллизации человеческого опыта, приступила к аналитике бессознательного.

Автор полагает, что спектр культуры неистощим, но он не исчерпывается рациональностью, разумностью. Её исток не только сознание. Культура всеохватна. Многие её формы рождены бессознательным пластом человеческой психики, наитием, игрой воображения, эмоциональной отзывчивостью. Разумеется, рационалистическое ядро является стержнем культуры. Рациональное может рассматриваться как универсальная категория, охватывающая чистую логику в классическом и современном мышлении и даже некоторые формы мистического опыта. Однако этот тезис о едва ли не всеохватном смысле понятия «рациональность» требует критического рассмотрения.

Ключевые слова: искусство, рациональность, иррациональность, разум, культура, миф, религия, традиция, ценность, сознание


 

КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ


Мариза Денн. К антропологической семиотике? Актуальность наследия Густава Шпета

 

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ


Виктория Власова. Как возможно совместить патриотическое сознание с глобализационными процессами?

Предмет исследования статьи – проблема возможности сохранения патриотической позиции субъектом культуротворчества в ходе его приобщения к глобализационному процессу взаимного единения отдельных этнических культур, обладающих самобытной ментальностью, для совместного решения актуальных социально-политических, экономических, экологических и иных задач современной эпохи. При этом прежде всего рассматривается содержание понятий патриотизма и глобализации в XXI веке, исторические истоки формирования, функционирования и развития, объективно обусловленные особенности этих явлений, тормозящие или стимулирующие позитивный эффект взаимовлияния разных стран и народов. Частичное внимание уделено конкретно-историческому экскурсу – в той мере, в какой он необходим для аргументации авторских выводов, с одной стороны, или для выяснения реальной укоренённости обсуждаемых здесь идей, с другой стороны.

Метод исследования – сравнительно-исторический анализ, позволяющий рассматривать избранный материал не только в линейной, формально-логической плоскости, но и в объёмном пространстве взаимодействия противоречивых, взаимоисключающих сторон изучаемых событий, отношений, характеристик.

Затронутые в статье вопросы пока ещё мало рассматривались в научной литературе, тем более в философском аспекте, хотя сформулированная в заглавии альтернатива сегодня особенно актуальна. Поэтому выводы, полученные в результате предпринятого исследования, также во многом новы. Их смысл сводится к положительному ответу на вопрос о совместимости автономных самобытных культур как участниц глобализации в том случае, если не сводить процессы их модернизации к попыткам унификации уникального гуманитарного содержания. В конечном счёте подлинная общекультурная глобализация должна, сохраняя своеобразие культурных характеристик, приобретённых каждой из них в силу собственного исторического опыта, оставаться центром их притяжения в едином гармоническом «контрапункте» планетарного культуротворчества, формируя единство на базе системы общечеловеческих ценностей, так или иначе присутствующих в каждой из культур.

Ключевые слова: глобализация, патриотизм, культуротворчество, мультикультурализм, культурная политика, унификация, цивилизационный диалог, диалогичная культура, общечеловеческие ценности, модернизация

 


РЕЛИГИОЗНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ


Ильшат Насыров. К вопросу о роли Ибн ‘Араби в истории исламского мистицизма

В западных академических кругах бытует представление, согласно которому решающую роль в упадке исламского мистицизма (суфизма) и его духовной практики сыграл философский суфизм крупнейшего мусульманского мыслителя Ибн ‘Араби (1165–1240) и его последователей, которые в своём стремлении рационализировать суфизм с помощью своих монистических доктрин лишили исламскую мистическую традицию её изначальной сущности, которая основывалась на сугубо личном опыте мистического познания.

Статья посвящена иному подходу в оценке роли Ибн ‘Араби в истории суфизма. Приводятся доводы, ставящие под сомнение утверждения о связи его деятельности с ослаблением и упадком исламского мистицизма в религиозной жизни мусульман. Согласно этому подходу, кризис суфизма был вызван целым комплексом социальных, экономических, политических и идеологических факторов (модернизация и секуляризация в мусульманском мире, бюрократизация институтов суфизма и т. д.).

Ключевые слова: исламский мистицизм, философия, ал‑Газали, духовная практика, Ибн ‘Араби, мистическое познание


 

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ


Вильгельм Райх. Ловушка, в которой оказался человек (перевод с англ. Валентины Кулагиной-Ярцевой)

Издательство «Канон+» готовит к выпуску сочинение видного австрийского психолога и психиатра, одного из лидеров классического психоанализа Вильгельма Райха (1897–1957). Мы публикуем материал, в котором тема изложена живым, эмоционально насыщенным языком. Основная идея Райха состоит в том, что современная культура репрессирует телесные радости. Поэтому он выступает как сторонник гедонизма, прежде всего связанного с полнотой любовных переживаний. По мнению этого исследователя, человек издавна попал в ловушку, которая наложила табу на сексуальность. Эта ловушка крепко закабалила людей. От неё нужно избавиться, чтобы получить радость от жизни и обрести глубочайшие переживания любви.

Человек, по мнению В. Райха, утратил свободу. А ведь он рождается свободным. Каким же образом человек обрёл оковы? Человек проходит по жизни рабом. Нет сомнения в том, что какие-то общественные силы заинтересованы в его несвободе и мешают получить верный ответ на вопрос, где исток рабства. В канонических традициях философии жизни Райх выступает от имени Жизни и критикует тех, кто исповедует уклонение от неё. Такое противодействие жизни, её богатейшим проявлениям Райх называет эмоциональной чумой человечества.

Райх перечисляет примеры того, что в существовании человечества служит Злу. Он критикует войны, убийства, агрессию. Автор отмечает, что человечество разработало множество философских систем, чтобы овладеть природой. Но природа, такая, какая она на самом деле, функциональная, а не механистическая, выскальзывает у него меж пальцев. Даже после трёх тысячелетий не получила ясности человеческая природа. Наука так и не сумела открыть абсолютные истины. Конечно, такая задача и непосильна для науки. Она находится в вечном познании. И современный космос уже не трактуется так, как это представляется В. Райху. Механическая трактовка космических процессов ушла в прошлое. Но критический пафос Райха неумолим. Он полагает, что разум и плоть, функционируя в одном и том же организме, всё ещё разделены в человеческом понимании. Совершенно точная физика не так уж точна, как и святые не так уж святы. Механико-рационалистическая точка зрения полностью провалилась. Что-то, по мнению Райха, мешает познанию человека. С этой точки зрения психоаналитик критикует выдающихся европейских мыслителей. Но он полагает, что их философские изыскания не затронули человечества.

На что же уповает Райх? На разработанный им телесно-ориентированный психоанализ. Таков выход в бесконечные открытые просторы. Философские взгляды В. Райха наивны и утопичны. Но он является одним из основателей классического психоанализа. В этом смысле наиболее интересны конкретные размышления Райха о психосексуальных проблемах. Живая жизнь, по его словам, функционирует вокруг нас, в нас самих, в наших чувствах, перед самым нашим носом, ясно видимая в каждом животном, дереве или цветке. Мы ощущаем её в своём теле, в своей крови. Но при этом для пойманных в ловушку она остаётся величайшей, недоступнейшей из всех загадок.

Так Райх подступает к проблеме структуры человеческих характеров. Райхианская характерология действительно является значительным достижением психоанализа. Поэтому значительны его размышления о глубинной сущности характера человека.

В. Райх стремится выделить основные, типичные черты столкновения между врождённым, в высшей степени эмоциональным самовыражением детей и теми качествами механизированной, «бронированной» человеческой структуры, которые, в общем и в частности, противостоят им и борются с ними. Без учёта бесчисленных вариаций человеческого поведения анализ характера до сих пор был успешным в выделении основных образцов и закономерных следствий человеческих реакций. Он производится весьма обширно с учётом неврозов и психозов. Так, Райх характеризует типичную динамику эмоциональной чумы. Специфические описания индивидуальных реакций чумы должны быть подробными, чтобы вооружить преподавателя и врача необходимыми знаниями.

Ключевые слова: невроз, человек, психоанализ, эмоциональная чума, Жизнь, характер, человеческая природа, свобода, ловушка, чувства


 

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ


Алексей Фатенков. Небезразличное в пику толерантному

Критически рассматривается норма и практика толерантности. Ей противопоставляется небезразличие как нравственно приоритетная жизненная установка. Автор апеллирует к экзистенциальному опыту, реконструируя его с минимальной внутренней цензурой. Смыслообразы жизненной конкретики превалируют в тексте над понятийно-категориальным схематизмом. Реконструируемый опыт полон иронии: и озорной, и горькой. Продумываются основания, достоинства и недостатки ироничного взгляда на мир и на самого себя. В поле зрения автора оказываются отношения мужчины и женщины, стихия влечения, чудо любви – и сопредельные им, не вызывающие симпатий, социально-культурные феномены проституции, гомосексуализма, феминизма. Неоптимистичны по преимуществу авторские интуиции и ощущения касательно событийного ряда в политической и экономической сферах современной общественной жизни. Все интерпретации и оценки соотносятся с защищаемой позицией небезразличного, иллюстрируя её, и с отвергаемой линией толерантности. Вывод, он же интуитивный предпосылочный пункт: либерально фундированной толерантности ответственно противостоит небезразличие здорового индивидуализма и экзистенциальной сосредоточенности как таковой. И в Европе, и в России – сегодня с большим трудом. Небезразличный не одинаков и не ровен с людьми: искренне и не напоказ любит – и ненавидит; ненавязчиво оберегает, помогает, сочувствует – и лишь терпит, непринуждённо или усилием воли. Толерантный, исподволь или демонстративно осуждая несогласных с ним, остальных воспринимает ровно, приблизительно так, что не исключает безразличия – наоборот, скорее культивирует его.

Ключевые слова: небезразличие, безразличие, толерантность, терпимость, мужчина, женщина, индивидуализм, либерализм, ирония, экзистенциальный опыт

 


ЖИЗНЕННЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА


Павел Гуревич, Эльвира Спирова. Сладострастие и любомудрие (О сердечных тайнах Жана-Поля Сартра и Симоны де Бовуар)

В статье анализируются взаимоотношения между философом Жаном-Полем Сартром и писательницей Симоной де Бовуар. Их дружба и любовь на протяжении многих десятилетий сопровождалась не только совместным творчеством, но и размышлениями о любви как трепетном экзистенциале.

В статье освещаются следующие вопросы: какое отношение имеют философские идеи Ж.-П. Сартра к С. де Бовуар? Отражают ли они драматургию их собственных эмоциональных и эротических связей? По мнению авторов статьи, в этом нет сомнения. Не было бы Бовуар, не было бы и Сартра. По крайней мере, такого, который известен нам. Страсть одного вызывала философские прозрения у другой. Вместе с тем авторы обсуждают версию, согласно которой многие идеи Сартра принадлежат на самом деле Бовуар. Значительное место в их философской рефлексии занимала тема свободы. Оба они считали, что в современном обществе существует рабская психология, и утверждали, что свобода заслуживает не только признания, но даже культа. По их мнению, брак и семья не позволяют реализовать собственную, неограниченную свободу. Эти понятия они трактуют как устаревшие, тягостные как для мужчины, так и для женщины. Но в понимании сущности любви эти единомышленники расходятся. Бовуар оценивает любовь в сугубо эмоциональном аспекте. Сартр же придерживается более рациональной позиции, оценивая «запредельность» (экзистенцию) любви. Каждый человек, полагали они, должен быть творцом собственной судьбы. Отступничество от этого экзистенциального принципа обнаруживает себя в двух типах поведения – мазохизме и садизме.

Ключевые слова: человеческие экзистенциалы, любовь, свобода, Другой, человеческое бытие, садизм, мазохизм, страдание, сексуальность, желание


 

АБСУРДИЗМ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БЫТИЕ


Александр Р. Гэллоуэй. Радикальная иллюзия (Игра против) (перевод с англ. Сергея Коняева и Миры Султановой)

Статья посвящена творчеству Жана Бодрийара. Выделено два основных периода в творчестве мыслителя: ранний период, длившийся 10 лет, и более зрелый, который длился около 30 лет. Показана эволюция Бодрийара от последовательного марксиста и сторонника левых взглядов до совершенного нового философа, разработавшего метафизику, отвечающую реалиям постиндустриальной экономики, цифровым технологиям, методам виртуальной реальности, посредничества и моделирования. Базовыми концепциями Ж. Бодрийара являются игра и игровая деятельность, к которым он подходит через понятия соблазна, иллюзии, принципа разделения.

Жанром исследования выбрано эссе. Автор использует историко-компаративистский метод исследования, убедительно показывая, с одной стороны, связь Бодрийара с философской традицией и трудами представителей постмодерна, а с другой стороны – подчёркивая самобытность и оригинальность исследователя, проявляющиеся в процессе его эволюционного становления.

Автору работы удалось убедительно показать актуальность выводов Ж. Бодрийара относительно современной общественно-политической ситуации в мире. Его метафизика, построенная на использовании таких оснований, как игра, соблазн, симуляция, оказывается вполне адекватной для современного анализа событий мировой политики.

Ему удалось охватить своим методом широкое поле политических реалий – от проблем экологии до терроризма и войн в современную эпоху. В частности, игра для Бодрийара относится к самому терроризму, который является своего рода решением проблем путём самоубийства в рамках руководящей структуры. Игра – родовое понятие у Бодрийара, относящееся к большим сложным преобразованиям внутри реальности. Это термин, описывающий онтологическую плоскость бытия. «Игра» – это нечто, говорящее о самом присутствии.

Интересны выводы Ж. Бодрийара относительно реальности. Реальное для него есть только модель для симуляции, для регулирования, для фиксации радикального становления, радикальной иллюзии мира и его проявлений, модели для редукции всей внутренней сингулярности, событий, существ и вещей по отношению к общему знаменателю действительности.

Таким образом, исследование игровой деятельности в контексте мышления Бодрийара позволяет структурно охватить и описать, казалось бы, совершенно различные проявления мирового общественного сознания, искажённые, гипертрофированные и деформированные современными мультимедийными средствами массовой информации.

Ключевые слова: Бодрийар, геймплэй, соблазн, иллюзия, сепаративная причина, симулякр, nous, physis, Deep Blue, вопрос Молине


 

ЖИЗНЕННЫЙ ПРОЕКТ ЧЕЛОВЕКА В ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ


Тамара Длугач. Третье Евангелие Н. Бердяева

Огромной заслугой Н. Бердяева перед философией признаётся обращение его к теме творчества. Творчество считается чертой, общей человеку с Богом, сущностью человека и умножением мира. Если прошлая эпоха была эпохой раскаяния и искупления, то будущее характеризуется как эпоха творчества. В процессе творчества человек создаёт новое, небывалое, выступает почти как Бог. С восьмого дня творения, по Бердяеву, совершается создание нового Адама, творящего Адама, близкого Богу своей творческой мощью, хотя и не всегда даются полноценные доказательства.

При анализе использовался сравнительно-исторический подход и метод сопоставления всеобщего и единичного. Акцент сделан на культурно-индивидуальных особенностях мышления Н. Бердяева.

Новизна состоит в выделении творческих усилий человека как главной его характеристики. Творчество связывается со свободой, которая впервые полагается не в Боге, а в мистически-иррациональной основе, Ungrund’е. В этой же точке совершается рождение Бога; динамика Божественной жизни связана с появлением Христа. Внимание заостряется на противоречиях Бердяева с канонической религией.

Ключевые слова: Бог, раскаяние, творчество, антрогинизм, искупление, зло, свобода, святость, послушание, теодицея

 

 

ЧЕЛОВЕК ПОЗНАЮЩИЙ


Надежда Волкова. Плотин о бесконечной силе Единого в контексте эманации

Основной целью этой статьи было реконструировать философскую логику Плотина в вопросе об эманации и показать, какую роль в этой проблеме играет понятие бесконечной силы Единого. Описание процесса эманации сущих из Единого является одним из способов Плотина говорить о проблеме трансцендентного начала бытия и мышления. Говоря об эманации, Плотин часто прибегает к использованию метафор. Вопрос о том, почему Плотин использует метафоры, является дискуссионным в исследовательской литературе (Армстронг, Гершен). В статье автор делает предположение, почему использование метафор отвечает самой сути проблемы эманации. Также в статье показано, какие понятия и как использует Плотин, чтобы предложить теоретическое решение проблемы трансцендентного начала, а именно речь идёт о понятиях энергии и совершенной способности. Используя метод историко-философской реконструкции, базирующийся на сравнительном анализе философских текстов Платона, Плотина, Аристотеля, автор приходит к выводу, что Плотин в вопросе об эманации сущих из Единого принимает понятие бесконечной силы Единого как решение проблемы трансцендентного начала.

Ключевые слова: бесконечное, эманация, сущность, мышление, возможность, действительность, энтелехия, Платон, Аристотель, Плотин


 

ОТЗВУКИ СОБЫТИЙ


II научная видеоконференция «Человек как существо природное, социальное, экзистенциальное: “болевые точки” философской антропологии»