Институт Философии
Российской Академии Наук




  Речь И.П.Меркулова на презентации книги Степина В.С.
Главная страница » » Сектор философских проблем творчества » Мемориально-исторический раздел » Светлая память: мемориал » Меркулов Игорь Петрович » Речь И.П.Меркулова на презентации книги Степина В.С.

Речь И.П.Меркулова на презентации книги Степина В.С.



Речь И.П.Меркулова на презентации книги Степина В.С.

 

На меня, помнится, очень большое впечатление произвела вышедшая в 1976 г. книга Вячеслава Семеновича «Становление научной теории». Большинство из присутствующих, конечно, помнят, как в те времена  в советской философской литературе, в методологии и логике науки реконструировались процессы формирования новых научных теорий. В лучшем случае апеллировали к индукции или методу гипотез. Сакральная схема предполагала поиск производственных факторов, социально-экономических детерминантов и конечно же использование законов диалектики. Вячеслав Семенович обратил внимание тогдашнего сообщества философов науки на то, что фундаментальная теория своим возникновением обязана прежде всего переносу, трансляции концептуальных средств, моделей из других областей знания, которые затем адаптируются и получают соответствующее эмпирическое обоснование. На мой взгляд, по тем временам это было крупным достижением в рамках интерналистской концепции эволюции, роста научного знания. В этой же книге нашел широкое применение системный подход – теоретическое знание было представлено в виде целостной сложноорганизованной развивающейся системы теоретических моделей различной степени общности. Этот подход получил дальнейшее развитие в последующих трудах Вячеслава Семеновича, где в качестве факторов, обусловливающих эволюцию теоретического знания он стал рассматривать характер социокультурной среды, в которую погружена наука, пытаясь тем самым преодолеть крайности интернализма и экстернализма. Отсюда и новый круг проблем, к которым он обращается. Например, посредством каких механизмов влияют на науку социокультурные факторы, проявляется ли их влияние непосредственно в исследовательской деятельности отдельных ученых и т.д. Конечно, я не имею возможности здесь подробно останавливаться на эволюции философских взглядов Вячеслава Семеновича, это, видимо, станет предметом исследования будущих историков отечественной философии.

Их задача в какой-то мере упрощается тем обстоятельством, что в своей последней монографии Вячеслав Семенович стремился подвести предварительные итоги своим исследованиям структуры и динамики научно-теоретического знания. Но я бы хотел подчеркнуть, что в ней нет пересказа ранее полученных результатов – здесь налицо попытка их переосмысления, которая сопровождается выдвижением новых идей. Это видно хотя бы на примере VI главы, посвященной проблеме научных революций, где автор, в частности,  дает свою собственную реконструкцию истории становления теории относительности, которая, как известно, до сих пор вызывает серьезные дискуссии. И, наконец, я хотел бы обратить внимание присутствующих на предложенный Вячеславом Семеновичем в предисловии этой книги образ научного знания как сложной исторически развивающейся системы. Эта система отличается как от простой, механической системы, так и от саморегулирующихся систем с обратными связями, она демонстрирует переход от одного типа саморегуляции к другому. Историческое развитие сопровождается появлением новых уровней организации, которые воздействуют на ранее сложившиеся уровни. Происходит их трансформация, т.е. видоизменение предшествующей организации.

Мне кажется, что эта идея применима не только к научному знанию как сложноорганизованной системе, что она имеет гораздо более универсальный смысл. Скорее всего она применима также и к эволюционирующим биологическим и когнитивным системам. Если взять, например, эволюцию когнитивных систем живых существ, то нетрудно обнаружить, что возникновение структур, обеспечивающих когнитивные процессы более высокого уровня в ряде случаев влекут за собой перестройку, трансформацию когнитивных процессов более низкого уровня. Очевидной для меня иллюстрацией здесь может служить эволюция человеческого мышления – возникновение левополушарного, знаково-символического (логико-вербального) мышления благодаря механизмам межполушарной кооперации повлекло за собой трансформацию мышления правополушарного, пространственно-образного, которое конечно же несопоставимо с перцептивным мышлением высших приматов, как еще сравнительно недавно считали многие психологи. Более того, соответствующую трансформацию претерпели также и другие важнейшие когнитивные подсистемы, в том числе обеспечивающие работу нашей  кратковременной и долговременной памяти. Надеюсь, что в своих будущих работах Вячеслав Семенович порадует нас новыми, столь же плодотворными идеями.

Спасибо за внимание