Институт Философии
Российской Академии Наук




  Из истории философии в РСФСР после революции и до времени создания сектора «Истории философии народов СССР» в ИФ АН СССР
Главная страница » » Сектор истории русской философии » Мемориально-исторический раздел » Из истории философии в РСФСР после революции и до времени создания сектора «Истории философии народов СССР» в ИФ АН СССР

Из истории философии в РСФСР после революции и до времени создания сектора «Истории философии народов СССР» в ИФ АН СССР

После революции 1917 года Декретом Совнаркома РСФСР суще­ствовавшие к этому времени в Рос­сии учёные степени были ликвиди­рованы. Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 1 октября 1918 г. «О некоторых изменениях в составе и устройстве государст­венных и высших учебных заведений Российской Республики» отме­нялась дореволюционная научная иерархия и вводились две катего­рии вузовских работников: профессора – все те, кто ведет самостоя­тельную исследовательскую работу; преподаватели – проводят ра­боту под руководством профессора. Звание профессора присваивалось лишь в связи с утверждением в этой должности и утрачивалось, когда человек оставлял должность. Пра­во утверждения в должности профессора принадлежало правлениям вузов при согласовании с Главпрофобром. Система аттестации учё­ных существенно отличалась от современной, критерии квалифика­ционных оценок не были точно определены. Упорядочение системы аттестации на государственном уровне начинается лишь с сентября 1932 года. До этого времени звания профессора в современном по­нимании не существовало. В соответствии с этим, по-видимому, профессорской называлась самостоятельная кафедра. В других слу­чаях понятие «кафедра» употреблялось как синоним учебной дис­циплины, учебного курса.

Существенной интенсификации и обогащению научно-исследо­вательской деятельности способствовало восстановление практики защиты диссертаций. В 1934 году учёные степени кандидата и доктора наук были восстановлены. Учёные степени по результатам защиты диссертаций до 1938 года присуждались квалификационными комиссиями, организованными при наркоматах, АН СССР, республиканских и отраслевых академиях наук. В 1937 году был определен перечень отраслей наук, по которым производится защита диссертаций. Право утверждения докторских диссертаций передано Высшей аттестационной комиссии. До 1940 года присуждались только учёные степени кандидата философских наук в МИИФЛИ. В 1937-1938 гг. в нём были защищены 36 кандидатских диссертаций по философии: из них 27 – по проблемам истории философии (в том числе 15 по истории философии народов СССР) и 9 – по диалектическому и историческому материализму. С января 1940 года в Институте философии стали проводиться защиты кандидатских и докторских диссертаций, тематически претенденты отдавали предпочтение историческим темам. «Диссертационная эпоха» советской философии открылась докторской защитой В.Ф. Асмуса по теме «Эстетика классической Греции». В марте 1940 года диссертацию по философии Декарта защищал Б.Э. Быховский.

Во время войны в связи с эвакуацией Института философии и военным призывом научная работа фактически замерла. Научная жизнь в 1944-1948 годах сосредоточилась в Институте философии и на философском факультете МГУ. Но их работа вызывала серьезные нарекания со стороны руководства. В секретном Постановлении ЦК ВКП (б) от 1 мая 1944 г. «О недостатках в научной работе в области философии» (№ 1143/110) руководство Института философии обвинялось в неудовлетворительной подготовке томов «Истории философии» (под ред. Александрова Г.В., вышло 3 из 6 томов). С весны 1944 года стала меняться обстановка в Институте философии. Вместо П.Ф. Юдина директором Института стал В.И. Светлов. В течение 1945-1946 годов в Институт пришли член-коррес­пондент АН СССР С.Л. Рубинштейн (заместителем директора и заве­дующим сектором психологии), М.П. Баскин (заведующим сектором исторического материализма), С.И. Вавилов – президент Академии наук (заведующим сектором философии естествознания), Г.С. Ва­сецкий (заведующим сектором истории философии), М.Э. Омелья­новский (учёным секретарем института). Старшими научными сотруд­никами работали профессора Б.М. Теплов, А.П. Гагарин, В.К. Ни­кольский, Б.М. Кедров, Ф.М. Путинцев и другие. Всего в институте к началу 1945 года работали 36 старших научных сотрудников и руководителей, в том числе один академик, два члена-корреспондента Академии наук, во­семь докторов, одиннадцать профессоров, двенадцать кандидатов наук, два доцента, один без степени и 35 аспирантов.

В мае 1946 года Президиум АН СССР принял решение о создании в Институте философии специального сектора философских вопросов естествознания. Первым заведующим этим сектором стал президент АН СССР С.И. Вавилов. По-видимому, учёные поддержали создание сектора, понимая, что в существующей идеологизированной интеллектуальной атмосфере и призывах создать новую советскую науку, лучше привлечь к обсуждению философских проблем науки не догматично мыслящих философов.

Научная мысль оживала. Росло количество защит диссертаций. Например, в Москве в 1947 году было защищено 64 работы. В том числе в Институте Академии наук:«Ленин и Сталин о решающем звене в исторической цепи развития» (Козлов И.Б.), «Роль труда в коммунистическом воспитании» (Федорова А.Т.), «Теоретические основы большевистской политики содружества наций» (Дунаева Е.А.), «О роли географической среды в общественном развитии» (Салтыков Ф.Ф.), «Социологические взгляды В.Г. Белинского в период 40-х годов» (Баскаков В.Г.), «Русский мыслитель XVIII века Я.П. Козельский» (Коган У.Я.), «Философские и социологические взгляды В.Н. Татищева» (Воловик А.А.), «Философское развитие молодого Маркса» (Петрашик А.П.), «Философские взгляды Авиценны в его книге «Дониш Номэ» (Богутдинов А.М.), «Критика позитивистских теорий общественного прогресса» (Герман Ш.М.).

В 1947 году предполагалось созвать Всесоюзное философское совещание где, наряду с вопросами истории западноевропейской и русской философии, готовилось обсуждение перспектив логики, психологии и социологии, новых идей в философии естествознания. Сектор философии естествознания, созданный по инициативе Б.М. Кедрова, ставил целью осуществить новую концепцию философской работы, включив в неё известных физиков, химиков, биологов. Но после дискуссии 1946-1947 года по книге Г.Ф. Александрова и новых задач, которые были сформулированы А.А. Ждановым, в деятельность Института были внесены коррективы. Планирование научной деятельности Института было делом стратегическим. О масштабах работы и тематике в послевоенный период можно судить по плану Института философии. На 1948-1949 год была предусмотрена подготовка к изданию около сорока книг по наиболее актуальным темам марксистско-ленинской философии. Важнейшие из этих книг: «Диалектический материализм» профессора М.А. Леонова, «Исторический материализм» (редактор профессор Ф.В. Константинов), «История философии» (авторский коллектив), «О постепенном переходе от социализма к коммунизму» (авторский коллектив); монографии: академика Г.Ф. Александрова – «Теорети­ческие основы научного предвидения в общественной жизни», ака­демика М.Б. Митина – «Советская социалистическая демократия», профессора М.М. Розенталя – «Развитие Лениным и Сталиным марк­систской диалектики», члена-корреспондента АН СССР П.Н. Фе­досеева – «Марксизм-ленинизм о религии», кандидата философских наук Д.И. Чеснокова – «Советское государство в период перехода от социализма к коммунизму», кандидата философских наук Г.Е. Гле­зермана – «Пути преодоления классовых различий в СССР», профес­сора М.Д. Каммари – «Сотрудничество наций и строительство ком­мунизма в СССР», профессора Ф.В. Константинова – «Роль социали­стического сознания в развитии советского общества». На волне патриотизма и плачевной ситуации в разработке проблем истории русской философии были запроектированы работы по истории отечественной философии. Предполагалось составление двухтомного коллективного труда «История русской философии» и нескольких монографий о философских и социологических взглядах классиков русской философии XIX века: В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова. В 1948-1949 годах готовились к печати избранные философские произведения М.В. Ломоносова, А.Н. Радищева, В.Г. Белинского.

Сильно отставала подготовка книги «История русской философии». Вначале предполагалось подготовить эту книгу в объёме 50 авторских листов, издав её одним томом. Однако в последующем выяснилась необходимость более развёрнутого изложения истории русской философии. В связи с этим дирекцией Института было принято решение о расширении объёма этой книги до 80 листов и об издании её в двух томах. Срок окончания подготовки этой книги был назначен на 1949 год. Но реальная работа над ней не начиналась, не был составлен проспект книги и не определён её авторский коллектив. Кстати, это не удивительно, так как возглавлявшие эту работу И.Я. Щипанов и М.Т. Иовчук продуктивно работать не могли, а молодые учёные З.А. Каменский (будет уволен из Института в 1949 в ходе «борьбы с космополитизмом») и З.В. Смирнова в ходе дискуссии 1947 года выступили против них и в это время подвергались систематическому преследованию.

Важнейшее место в перестройке работы Института соответственно итогам философской дискуссии 1947-1948 годов занимали усилия, направленные к объединению вокруг Института философских работников периферии, к превращению его в подлинно всесоюзное научное учреждение. С этой целью стали периодически проводить совместные научные сессии Института философии АН СССР и периферийных философских научных учреждений. В апреле 1948 года была проведена сессия в Киеве. Для оказания помощи в организации научно-исследовательской деятельности по философии сотрудники Института философии выезжали в Баку, Тбилиси, Ленинград, Киев, Ереван, Ригу, Вильнюс, Ташкент, Сталинабад. В целях объединения работы ленинградских философов и организации систематической помощи им в их научно-исследовательской деятельности Институт философии АН СССР поставил перед президиумом АН СССР вопрос о создании ленинградского отделения Института философии АН СССР.

Возникла необходимость обратить особое внимание на мало разрабатывавшиеся до этого времени вопросы истории марксистско-ленинской философии, истории русской философии и философии народов СССР, вопросы логики и вопросы марксистско-ленинской эстетики. Были организованы новые секторы: сектор логики, сектор история марксистско-ленинской философии, сектор истории русской философии и философии народов СССР. Для преодоления возникшего кадрового кризиса был расширен прием в аспирантуру. Было принято 55 человек. В 1948 году в Институте обучалось 82 аспиранта. Они изучали диалектический и исторический материализм и марксистскую историю философии, а также логику и психологию (аспиранты, специализирующиеся по этим дисциплинам). Подготавливаемые аспирантами диссертации посвящены наиболее актуальным вопросам марксистской философия, а также слабо разработанным вопросам логики и психологии. Но аспиранты плохо шли на специализацию по диалектическому материализму и истории марксистско-ленинской философии (только 1 человек специализировался по истории марксистско-ленинской философии). В 1948-1949 году предполагалось принять еще 35 аспирантов. Темпы роста аспирантуры были велики, поэтому возникали проблемы с перегрузкой научных руководителей и невозможностью нормального руководства. В 1948 году Институтом принято 15 докторантов.

К работе Института философии было приковано пристальное внимание. И его деятельность постоянно подвергалась критике. Отмечая рост числа издаваемой книжной продукции и увеличение количества аспирантов, критики считали, что Институт всё же не справляется с запланированными задачами. План научно-исследова­тельской работы не был выполнен в 1948 и 1949 годах. Затянулась подготовка монографий по актуальным проблемам марксистско-ленинской философии. Некоторые книги, изданные Институтом философии, страдают серьёзными недостатками, в частности объективизмом, например, книга М.П. Баскина «Англо-американская социология на службе империализма» и сборник «Великий русский мыслитель В.Г. Белинский». Серьезные претензии были к работе сектора философии естествознания, который в разгар борьбы с вейсманизмом-морганизмом остался в стороне от борьбы материализма с идеализмом в естествознании, не оказал поддержки диалектико-материалистическому мичуринскому направлению в биологии, а также не возглавил борьбу за материализм в вопросах физики. Кроме того, Институт не наладил в достаточном объеме связи с периферийными философами, не преодолел оторванности от преподавательских кадров высших учебных заведений, был слабо связан с другими институтами Академии наук, научно-исследовательскими учреждениями Союза и союзных республик, с работниками литературы и искусства.

«Слабая связь Института с периферийными работниками в области философии и философскими учреждениями не может не сказываться отрицательно на работе этих учреждений. Институты философии на Украине, в Грузии, Белоруссии, Азербайджане, Армении, занимаясь преимущественно историей философской мысли, совершенно недостаточное внимание уделяют актуальным вопросам марксистско-ленинской философии, предоставляя эти вопросы в «монопольное ведение» Института философии Академии наук Союза ССР. Такое фактически сложившееся разграничение неправильно и вредно. Не ослабляя работы над историей общественной и философской мысли своей республики, философские учреждения союзных республик могут и должны вместе с Институтом философии АН СССР разрабатывать актуальные вопросы марксистско-ленинской философии. Институт философии Академии наук СССР должен взять на себя инициативу по координации планов исследовательской работы институтов союзных республик» [Коренным образом улучшить работу Института философии // Вопросы философии. 1949. № 1. С. 15].

Институт философии должен был занять лидирующее положение в советском философском сообществе, на него возлагалось решение задач, поставленных партией перед философией. Он должен был занять одно из ведущих мест в системе институтов Академии наук и возглавить борьбу за материализм в общественных науках и в естествознании. Институт философии должен был связаться с философским активом, в частности с работниками периферии, и бороться за решение методологических задач, возникающих во всех областях науки, осуществлять тесное сотрудничество с работниками науки и искусства. Сектор философии естествознания должен был усилить связь с Институтами физики, химии, биологии Академии наук и стать центром разработки актуальных вопросов философии естествознания.

Рекомендовалось для коренного улучшения работы Института пополнить Институт молодыми работниками и привлекать широкий круг философов Москвы и периферии к активному участию в работе Института. Институт философии обязывался довести до конца работу над книгой по истории философии в соответствии с указаниями ЦК ВКП (б) и товарища И.В. Сталина, а также создать марксистские учебники по диалектическому материализму, историческому материализму, логике. Но какие призывы не делались и задачи не ставились, Институт плохо справлялся с ними в силу объективных причин: во-первых, постоянной непродуктивной и идеологической критики, во-вторых, из-за невозможности преодолеть инерцию и практическую бесплодность некоторых участников коллективных трудов (Митина М.Б., Иовчука М.Т. и др.). Только с 50-х годов Институт философии превратился в научное учреждение с кадровым составом, способным вести исследования по различным философским дисциплинам.


(из книги Баранец Н.Г. «Метаморфозы этоса российского философского сообщества в XX веке». Ульяновск, 2008)



Смотрите также: