Институт Философии
Российской Академии Наук




  А.Г. Гаджикурбанов и П.А. Гаджикурбанова «Этический натурализм в концепциях стоиков и Спинозы», 25 мая 2017 г.
Главная страница » Ученые » Проекты » Проект «Анатомия философии: как работает текст» » А.Г. Гаджикурбанов и П.А. Гаджикурбанова «Этический натурализм в концепциях стоиков и Спинозы», 25 мая 2017 г.

А.Г. Гаджикурбанов и П.А. Гаджикурбанова «Этический натурализм в концепциях стоиков и Спинозы», 25 мая 2017 г.

Проект Института философии РАН и библиотеки им. Ф.М. Достоевского

«Анатомия философии: как работает текст»

 

Цикл философских бесед:

«Реплики»

 

А.Г. Гаджикурбанов и П.А. Гаджикурбанова «Этический натурализм в концепциях стоиков и Спинозы», 25 мая 2017 г.

 

А.Г. Гаджикурбанов и П.А. Гаджикурбанова

Этический натурализм в концепциях стоиков и Спинозы

25  мая 2017 года

 

Стоики, унаследовавшие из кинической моральной философии принцип следования природе («жизни, согласной с природой»), полагали идею природы не только в основание своей физики, но видели в ней своего рода высшую цель стремлений нравственного субъекта. В метафизике и в моральном учении Спинозы, который в значительной мере являлся наследником и продолжателем стоической традиции, природа рассматривается как метафизическая основа всего бытия и одновременно как модель нравственного совершенства человека. Общий принцип, объединяющий упомянутые этические доктрины, можно определить как  этический натурализм.

 

Характерно, что натурализм в этике особым образом реализует фундаментальную оппозицию двух важнейших компонентов морального сознания – должного и сущего. Концепт должного, которому в своих моральных решениях следует сущий в этом мире нравственный субъект, представлен здесь в образе природы во всем многообразии  смыслов, заключенных в этом понятии (у Спинозы он дополняется еще и метафизической идеей субстанции с ее атрибутами и модусами). Можно с определенностью утверждать, что именно физика стоиков, как и метафизика Спинозы, выстраивает первичную аксиоматику бытия, конструирует ценностную иерархию универсума, а также создает нормативную и моделирующую компоненту всякой этической теории и моральной практики – образ Высшего блага. Вместе с тем,  семантическая неопределенность, присущая универсальному понятию природы, порождает в них множество своеобразных парадоксов, представляющих особый интерес для этической теории (например, идея «надлежащего по обстоятельствам» в стоицизме или представление об адиафории телесного действия у Спинозы). Кроме того, свойственная  этим  концепциям натурализация морального абсолюта и придание морального смысла «естественным» качествам человеческого субъекта заключают в себе опасность деструкции самого морального пространства.